RSS
Рекомендуем

Интервью со сценаристом Bubble Наталией Девовой

20.10.2014, 12:23 — Евгений Еронин 1639 0

Сегодня вышел дебютный выпуск новой серии издательства Bubble под названием "Экслибриум". На выставке Comic Con Russia нам удалось поговорить со сценаристкой комикса Наталией Девовой. И хоть большая часть информации о проекте засекречена, мы все равно узнали много интересного о том, каково это - строить в России карьеру сценариста комиксов.

SPIDERMEDIA: Начнем с новой серии, которую вы только что анонсировали. Что мы поняли: главная героиня вступает в тайный орден, который предотвращает проникновение литературных персонажей в наш мир.

НАТАЛИЯ ДЕВОВА: И наоборот. То есть из нашего мира в художественный.

SM: Героиню зовут Лилия Романова. Это имеет какое-то значение для сюжета?

НД: Я очень не люблю придумывать имена. Нам повезло, что папа героини занимался ландшафтным дизайном и назвал ее цветочным именем. А Романова… Честно говоря, это просто первое, что пришло в голову.

SM: На презентации, говоря о выдуманных вселенных, вы приводили в пример мир Говарда Лавкрафта. Можно ли ожидать, что эта тематика будет затронута в серии?

НД: В том числе. Я как любитель его творчества стараюсь привнести побольше.

SM: А что с авторскими правами? Или в комиксе будет просто пара щупалец без имен и фамилий?

НД: Насчет авторских прав я во всем доверяю Артему [Габрелянову].

SM: Как вообще пришла идея сделать именно такой комикс? Вы разработали концепцию сами или с художником/редактором?

НД: Даже не знаю, с чего начать. Появилось место для двух новых серий. «Экслибриум» был направлен на расширение аудитории. Изначально он задумывался как серия для девочек. Но когда мы рассказали о нем в своей студии, раздались комментарии: «Eww, все только и будут делать, что заплетать друг другу волосы и сплетничать о мальчиках!». Нет, в моем представлении серия для девочек – это не что-то конкретное. Меня спрашивали: «Наташа, а будут в вашей серии пони? Единороги, вампиры, оборотни? Любовные треугольники?» Это не относится к девочковым темам. История для девочек прежде всего должна содержать в себе женских персонажей, на которых хочется равняться. Я, наверное, задену чувства Артема, но скажу, что сейчас в наших сериях наблюдается недостаток таких персонажей. «Красная Фурия» - красноречивый пример того, что серия про девочку – не обязательно серия для девочек. А вот «Экслибриум» и, я надеюсь, «Метеора», будут именно такими.

SM: Можете рассказать про других персонажей, которые будут в серии? Или это уже территория спойлеров?

НД: Да, это скорее территория спойлеров. Но мне хочется сказать, что «Экслибриум» будет студенческой историей. Возраст большинства персонажей – с первого по пятый курсы института.

SM: Расскажите про художника серии, Ozich’а. Как с ним работается?

НД: Хорошо. Я долго добивалась, чтобы на «Экслибриум» поставили именно его. У истории определенный тон, и мне было бы неуютно, если бы ее рисовал, например, Андрей Васин. У него агрессивный, рубленый стиль, а у Ozich’а он подходит под нашу яркую тематику. Работать с ним легко. Я еще надеюсь, что позже Алина Ерофеева перейдет на нашу серию. У меня есть опыт работы с ней, и я знаю, что она подойдет под истории, которые я буду рассказывать. [Алина Ерофеева рисовала для Bubble выпуски "Инока" и "Бесобоя", работая под псевдонимом meissdes - прим. ред.]

SM: Когда вы пришли в Bubble, то стали работать на серии «Инок», полностью переработав ее концепцию. Почему именно «Инок»? Вас привлекла эта тематика?

НД: Я не пришла, меня привели. Честно говоря, даже не знала о Bubble, пока не начала там работать. Я работала по профессии, а в свободное время мы с Алиной делали свои истории. Их заметили и сказали: «Эй, приходите к нам!». Меня приглашали сразу на «Инока», чтобы изменить его концепцию и привлечь к нему больше читателей.

SM: А чем вы занимались до Bubble?

НД: Все началось с того, что Алине захотелось рисовать оригинальные истории. Ей для этого нужен был сценарист. Я ей написала, мы начали общаться, и вот уже три года как делаем что-то вместе. В планах у нас всегда были большие эпичные истории, но на деле пока вышло только три уан-шота. Один мы рисовали специально для «Коммиссии», маленькая история на десять страниц, второй вошел в сборник про зомби-апокалипсис в России, а третий, про море, мы рисовали для конкурса, но не успели его отправить. Наверное, к счастью.

SM: То есть у вас не единый проект, а только уан-шоты?

НД: Да, серия законченных историй. В планах из длинного был «Ямантау», такой сёнэн, приключенческая история, а сейчас, если появится время, хотим заняться «Диким-диким» - постапокалиптикой в сеттинге Дикого Запада и сатанизма.

SM: Есть какие-то мысли, где это все будет издаваться? Или пока для Интернета?

НД: Мы начали рисовать просто потому что хотели. Потом уже стали поступать предложения: «А давайте мы вас здесь опубликуем, а продайте нам свои авторские права» и все такое. Когда меня позвали в Bubble, мы с Алиной переписывались с издательством «42» на предмет того, чтобы с ними сотрудничать. В отличие от «Истари», которое тоже предлагало, у них были более божеские условия. Вели переговоры, а потом Артем сказал: «Идите-ка вы сюда».

SM: Почему вы вообще захотели писать комиксы? Обычно в России, если человек хочет делать комиксы, то это как правило художник, которому хочется писать и рисовать. Сценарист – что-то более редкое, интересно узнать вашу историю.

НД: Я всегда знала, чем хочу заниматься. Всегда знала, что хочу придумывать истории. В детстве моим героем был Садко. Меня восхищало, что это такой чувак, у которого есть гусли, он ходит и рассказывает всем истории. Мне казалось, что это клево, и я тоже так хочу. Мне повезло, что я встретила Алину. Комиксами я увлекалась как читатель и очень мало читала именно американских комиксов, увлекалась азиатскими. С четырнадцати лет пошли Hellsing, Berserk, Gantz. За «Берсерком» до сих пор слежу. Меня привлекал необычный вид изображения историй. Алина долго волновалась хочу ли я быть писателем или сценаристом, не уйду ли куда-нибудь в другую сферу. После того, как мы поработали с ней некоторое время, я поняла, что хочу заниматься именно этим. Комиксы – уникальная форма выражения историй. Комиксы и компьютерные игры – то, что привлекает меня больше всего в плане выражения сюжета. И в рамках комиксов можно делать все самому. Ты не можешь сам снять эпичный фильм, но ты можешь сам сделать эпичный комикс. И это меня привлекает, эта независимость.

SM: Вы ходите в офис Bubble каждый день, как на работу. Если брать американскую индустрию, то у них сценаристы и художники живут в разных штатах, а то и странах, и общаются между собой и редакторами по телефону или по почте. В Bubble, наверное, гораздо удобнее, вы видите художника каждый день. Расскажите, как проходит творческий процесс.

НД: Да, это спасение. Например, Алина – из Винницы, я сама жила то в Курске, то в Воронеже. Все, что мы с ней сделали вместе, мы сделали на расстоянии. В Bubble можно пройти два метра и сказать художнику: «Вот здесь так, а здесь так, и давай обсудим этот момент». Процесс идет гораздо легче и быстрее. Не знаю, может американские художники сами рисуют раскадровки? Когда я рисовала Алине раскадровки, было чуть легче, можно было передать, что у меня в голове. В Bubble раскадровки чаще всего делает художник. Я делю сценарий на страницы, делю его на кадры, но все равно режиссура остается за художником. А поскольку это все изначально возникает у меня в голове, может возникнуть недопонимание. И быть рядом очень важно.

SM: Редакторы сильно влияют на развитие сюжета? Ограничивают творческую свободу?

НД: Bubble – организация коммерческая, а мы с Алиной делали артхаус – чем артхауснее, тем лучше. Поэтому у нас с Артемом часто возникают обсуждения о том, в какое русло вести сюжет. Приходится иногда отвоевывать важные для меня вещи, на которые Артем говорит: «Нет, это никому не понравится». Но чем дальше, тем больше мне доверяют. Когда я только пришла, то писала по чужим синопсисам, превращая их в полноценные сценарии и что-то меняя по ходу, если чувствовала необходимость, как было, например, с "Иноком против Бесобоя". Далее серию "Инок" я начала писать уже полностью сама. Это была моя идея, мои новые персонажи. Артем вмешивался уже не так. Сейчас, на «Экслибриуме», у меня, конечно, не абсолютная творческая свобода, я все-таки пишу не для себя, а для людей, но там затрагиваются те темы, которые интересны лично мне, и раскрываются так, как мне интересно было бы это прочитать. Но я всегда помню, что это будут читать другие люди. И Артем мне об этом напоминает регулярно.

SM: Вы в большей степени увлекаетесь японскими комиксами, чем американскими?

НД: Не то чтобы увлекаюсь. У меня нет к американским какой-то неприязни или ненависти. Просто я начала читать мангу, и быстро пересесть с одного формата на другой сложно. Я до сих пор с трудом воспринимаю цветные комиксы. Это так отвлекает, просто ужасно! Из американских историй я с удовольствием прочитала «Ходячих мертвецов» и «Сагу».

SM: Следите за другими российскими сценаристами комиксов? Их у нас, конечно, мало, но есть.

НД: Немножко, совсем немножко. Больше это делала, когда мы с Алиной тусили на «Коммиссии». Знаю Алекса Хатчетта, что он делает. Слышала про «Пантеон», «Дредкор», потому что все это вокруг нас. Кажется, первый «Дредкор» я даже читала.

SM: Только первый пока и был.

НД: Да, мы с Алиной поэтому в Bubble и пошли, там жесткие сроки. Это бесценно.

SM: У вас появилось ощущение, что в России можно сделать карьеру сценариста комиксов?

НД: Оно всегда было, если честно. Первый выпуск серии "Экслибриум" уже в продаже.

Anticvariat, 20.10.2014 12:10:57
Возможно сказывается длительная совместная жизнь с яойщицей, но я почти уверен, что двое парней на приведённых страницах введены для обеспечения яойного фансервиса О_о.
А вообще идея интересная, меня всегда интересовали истории, связанные с фольклером. Посмотрим на реализацию.
Ещё много интересного
19.03.2015, 11:36 — Евгений Еронин
Реакция на историю с обложкой Batgirl вскрыла большую проблему российской комикс-культуры.
14868 269
05.06.2015, 08:11 — Евгений Еронин
UPDATE: Вышел второй тизер!
15666 142
22.03.2015, 19:03 — Евгений Еронин
В конце недели произошло сразу два неприятных случая, в которых российские издатели комиксов показали себя не с лучшей стороны. Мы решили провести беспристрастную аналитику этих событий.
12070 103