RSS
Рекомендуем

Танос: Любовник смерти и его семидесятые

29.04.2018, 16:00 — Алексей Волков 6769 2

Начинаем Неделю Мстителей! А с ней и нашу игру. Найти Камни будет не так просто, как можно подумать. Как можно догадаться, они часто будут просто нарисованы на картинках во многих статьях, но к поиску это отношения не имеет. Просто учтите, что все 6 Камней мы в одном месте не спрячем. Пожалуй, добавим, что в случае с первым, искать надо будет как раз именно текст, а не картинку. Но искать надо не в тексте статьи. Мы в вас верим! Просим нигде не писать о своих догадках, а дождаться 4-го мая, чтобы первым прислать нам письмо со всеми найденными Камнями. Приятного чтения!

Совсем скоро на экраны выйдет фильм «Мстители: Война Бесконечности», и мы наконец-то сможем увидеть во всей красе Таноса, самого «космического» из злодеев, доставшихся Marvel Studios (другие гиганты внеземных пространств привязаны к персонажам, которые еще не «вернулись домой» либо еще не дебютировали в Киновселенной). Мы уже могли пронаблюдать новые трактовки героев различных эпох богатой истории Marvel на большом экране, но за персонажами, появившимися в семидесятые, смотреть интереснее всего. Просто потому, что это было самое странное десятилетие для Дома Идей.

Что достаточно удивительно для наших широт, большую часть комиксов, о которых пойдет речь, можно будет приобрести на русском языке. В «Ашет-коллекции» уже вышли два тома «Жизни и смерти Капитана Марвела», а скоро выйдет и книжка «Колдун» про Адама Уорлока. Если же вы предпочитаете читать в оригинале, то смело берите вышедшую в 2013 книженцию Avengers vs Thanos.

 

Вот именно с такой обложкой. А то, знаете ли, Marvel любят давать разным сюжетам одни и те же названия.

Все началось в 1963 году, когда свет увидел первый комикс о Докторе Стрэндже. Развивая идею просуществовавшего недолго персонажа Доктора Друма, Стив Дитко создал не просто очередной причудливый хоррор, которым прославился в конце пятидесятых — начале шестидесятых, но настоящую контркультурную сенсацию.

Том Вулф в своей культовой книге «Электропрохладительный кислотный тест» писал: «Сэнди смотрит... а Кизи — старый и изможденный, и лицо у него перекошено... потом Сэнди смотрит еще раз — и Кизи молод и невозмутим, на лице ни морщинки, оно круглое и гладкое, как у ребенка, он сидит, целыми часами читает книжки комиксов, поглощенный созданными Стивом Дитко густыми пурпурными тенями Доктора Стрэнджа, облаченного в плащи и светотени, и говорит:

— Откуда им было знать, что этот драгоценный камень предназначен всего лишь для наведения мостов между разными измерениями! А ведь с его помощью можно было попасть в грозное ПУРПУРНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ — прямо из нашего мира!

Сэнди может мысленно... покинуть автобус, но всюду — Кизи. Доктор Стрэндж!».

Комиксы о Докторе Стрэндже, как мы можем понять из этого отрывка, читал Кен Кизи, автор «Пролетая над гнездом кукушки». Персонажа упоминали в своих песнях рок-звезды, молодежь украшала свои комнаты «психоделическими» постерами, созданными на основе арта из самих комиксов.

«Нет ничего более отвратительного, чем катание с белозубой улыбкой на этой омерзительной доске» (А. Г. Дугин, интересная личность).

Другим фаворитом хиппи и прочей субкультурной молодежи стал Серебряный Серфер, то бороздящий вселенную, то не могущий покинуть Землю. Джек Кирби хотел сделать его лишенной человеческих эмоций космической сущностью, но Ли прикрутил Серферу трагическую историю происхождения с характерной для его творчества темой героического самопожертвования.

1975 год — Рой Вуд (основатель The Move, Electric Light Orchestra и Wizzard), Марк Болан (T.Rex) и Стэн Ли. «On a mountain range, I’m Doctor Strange for you...» — строчки Болана из песни «Mambo Sun».

Оба героя, как тогда казалось, вполне прозрачно намекали на путешествия в «сияющий космос внутри», внетелесный опыт и прочие опасные, но такие манящие штуки, ставшие достаточно широко известными в шестидесятые, благодаря моде на восточный мистицизм и употребление различных препаратов. Стрэндж и Серфер открыли дорогу «космическим» комиксам, которые имели мало общего с космооперами и научной фантастикой пятидесятых-шестидесятых, новому роду историй, в которых враждовали божества и непостижимые сущности, человек претерпевал удивительные превращения, являясь то чем-то сравнимым с блохой (одно из самых употребительных слов в «космических» комиксах, когда дело касается масштабов), то сам становясь богом. Психоделические опыты, которые можно было испытать, не пробуя ничего опасного, а просто прикупив журнальчик за двадцать центов.

На обложке альбома Pink Floyd «A Saucerful of Secrets» (1968) вполне можно разглядеть страницу из Strange Tales #158, нарисованную уже не Дитко, а Мэри Северин. Кстати, обложку их же альбома «The Dark Side of the Moon» вполне могло бы украшать изображение Серебряного Серфера, но в итоге на ней появилась знаменитая пирамидальная призма, превращающая белый луч в радугу.

В стенах же офисов Marvel к началу семидесятых воцарился хаос. Нет, вернее — ХАОС. Десять лет, с 1958 по 1968 год, издательство трудилось на износ из-за неудачного стечения обстоятельств. Распространением комиксов компании Мартина Гудмана занималась контора, которой владели самые могущественные конкуренты — DC, поэтому Гудман, привыкший просто наводнять прилавки кучей новых тайтлов, был вынужден поставлять максимум десять журналов комиксов в месяц. В таких условиях, впрочем, благодаря упорному труду, издательству удалось стать не только культовым среди молодежи, но и начать по-серьезному конкурировать с DC. 1968 год должен был стать годом освобождения — Marvel продавали 50 миллионов журналов в год, поэтому Гудман смог перезаключить сделку с распространителями и печатать столько тайтлов, сколько захочет. Но вместе с этим пришли и новые условия для сценаристов и художников, которые шли вразрез с манерой работы, прославившей Marvel: никаких сюжетов больше, чем на один номер, постоянное возвращение к статус-кво в конце номера и т.п. Правила эти были порождением благих, разумеется, намерений. Лицензии на производство мультфильмов и фильмов успешно продавались, а зритель должен был получить в комиксах именно то, что видел на экране... но нам-то с вами из нашего 2018 года понятно, что это так не работает. Гудман этого не понимал.

Кроме того, в конце 1968 года Marvel продали Perfect Film & Chemical Corporation, а сам Гудман остался издателем (в 1972 году он оставит этот пост). Художники, в числе которых был и Джек Кирби, надеялись, что им предложат более выгодные контракты, которые сгладят для них драконовские ограничения творческой свободы, наложенные Гудманом. Но вот незадача — в корпорации, владеющей теперь Marvel, никто не знал никаких Джеков Кирби. Знали только Стэна Ли, волею новых владельцев превращенного скорее в рекламную фигуру, призванную общаться с аудиторией и продвигать продажу лицензий. На условия контрактов Ли повлиять не мог. В итоге издательство наводнила талантливая молодежь, воспитанная уже Серебряным Веком комиксов и готовая начать свою собственную эпоху.

В сороковые точкой опоры издательств считались журналы. В пятидесятые — персонажи. И это, казалось бы, работало. Только в шестидесятые стало понятно, что самое главное в комиксах — это команда авторов. Хорошая команда из подходящих друг другу художника, сценариста и редактора может вдохнуть новую жизнь в надоевшего героя и поднять продажи журнала. Но подобрать такую команду — это уже высший пилотаж. Как разглядеть подлинный талант к определенному жанру в сценаристе, которым затыкают дырки в сериях, потерявших предыдущего писателя? Как оценить художника, заканчивающего работу за коллегами, проворонившими дедлайн? Только методом проб и ошибок, а это весьма и весьма дорогостоящая вещь. В семидесятые еще можно было швыряться кадрами направо и налево, открывая миру талантливых комиксистов вроде Джима Старлина, само имя которого сейчас ассоциируется с «космическими» комиксами. Так начиналась эпоха суперзвезд.

Главной фигурой новой эры Marvel стал преемник Стэна Ли и его главный ученик, сценарист Рой Томас. Он очень сильно любил старые комиксы, старую массовую литературу и при этом улавливал дух нового десятилетия. Благодаря Томасу, Marvel начали развивать новые направления — комиксы про боевые искусства, фэнтези типа «меч и магия» и «космические» истории. Так у Marvel появилась целая куча новых тайтлов и героев... которыми некому было заниматься. Кадровые перестановки и приток молодежи превратили издательство в нечто среднее между шабашем ведьм и отрядом Махно. Именно в этот балаган и устроился работать молодой комиксист Джим Старлин. Он был в свою очередь заочным учеником Джека Кирби и Стива Дитко (учился на их комиксах), успел послужить в армии (занимался аэрофотосъемкой в рядах ВМФ США во Вьетнаме), продать парочку комиксов в DC и повариться в фанатской среде, побыв сценаристом и художником в фэнзинах.

Джим Старлин и Мишель Райтсон в семидесятые.

Сперва Томас поставил Старлина заканчивать работу над The Amazing Spider-Man (с дедлайнами в начале семидесятых все было действительно плохо), а потом Джим стал рисовать Iron Man, где решил взять и ввести своих собственных персонажей. В атмосфере творящейся вокруг кутерьмы Старлин думал, что надолго он в мейнстримных комиксах не задержится, поэтому решил как можно скорее зайти с козырей и предложил Томасу придуманных им Дракса-Разрушителя и Таноса.

По собственному признанию, после армии Старлин учился в колледже, и идея Таноса и Дракса пришла ему в голову на занятии по психологии. Когда дело дошло до воплощения образов на бумаге, Джим, конечно, обратился к самому главному «космическому» комиксу своего времени — The New Gods Джека Кирби. Впрочем, на Дарксайда, главного злодея комикса Кирби, Танос похож не был, скорее он напоминал Метрона, наблюдавшего за всем творящимся в мире.

Старлин задумывал нечто подобное...

Томас посмотрел на наброски Старлина, хмыкнул, и сказал нечто вроде: «Если и воровать у Кирби — то только лучшее». Таким образом Танос оброс мускулатурой, обрел массивную морщинистую физиономию и здоровенные сапожищи. Вместе с постоянным сценаристом серии про Железного Человека, еще одним деятельным выходцем из фанатской среды, Майком Фридрихом, успевшим плодотворно поработать в DC в конце шестидесятых — начале семидесятых (где он, кроме прочего, перезапустил Призрачного Незнакомца), они и представили нового злодея.

...а получилось вот такое.

Космический тиран Танос и преследующее его воплощение возмездия, Дракс, так себе вписывались в журнал про Железного Человека. Тони Старк вот только-только сражался с Супер-Адаптоидом, культистами Черного Ламы и Нэмором, а тут вдруг оказался втянут в историю космических масштабов с целой кучей новых персонажей со сложными предысториями. Но читатели оценили. Старлин нарисовал еще один выпуск Iron Man (сценаристом временно был Стив Гербер), а потом ему отдали многострадальную серию Captain Marvel.

Первый марвеловский Капитан Марвел, он же Мар-Велл, воин инопланетной расы Кри, был создан Стэном Ли и Джином Коланом в 1967 году для журнала Marvel Super-Heroes, где испытывались новые герои. «Оригинальный» Капитан Марвел издательства Fawcett, один из самых популярных персонажей Золотого Века, известный сейчас, как Шазам, исчез с ньюсстендов в начале пятидесятых. Комиксные издательства предпринимали попытки застолбить отличное имя для персонажа и в эту игру включились Marvel, которым было бы просто непростительно не иметь в своем каталоге героя с таким прозвищем. В 1968 году, на волне открытия новых серий, бело-зеленый Капитан Марвел получил «именной» журнал.

Уже к 17 выпуску не слишком интересного героя попытались изменить. Рой Томас и Джил Кейн (ответственный за создание Зеленого Фонаря Серебряного Века) представили новую концепцию все того же космического героя — Мар-Велл, сосланный в Негативную Зону, теперь мог меняться местами с Риком Джонсом (парнишка, начавший свою «карьеру» как напарник Халка), когда тот соединял Нега-Браслеты на своих запястьях.

Обновленный Капитан Марвел.

Серия стала чуть ближе к «оригинальному» Капитану Марвелу, но была достаточно скучной — Кейн шикарно рисовал лица и человеческие тела в движении... но практически не рисовал в ней ничего другого! В 22 выпуске команда сменилась на Джерри Конвея (Марв Вулфмэн стал сценаристом 23-24 выпусков) и Уэйна Боринга (ветерана комиксов про Супермена, рисовал до 24 выпуска включительно), серия стала чуть разнообразнее визуально и в нее даже вернулся «космос»... но всего на пару страниц в 22 выпуске. Старлин и Фридрих пришли на серию с 25 выпуска, и уже на обложке 26 мелькнул Танос. Джим активно влиял на сюжеты, а с 29 делал номера практически самостоятельно, т.е. отвечал за сценарий, рисунок (кроме контуровки) и цвет.

Смотрит Танос из окна, ну а рядом Смерть видна.

Серия получила нехилую такую поддержку «приглашенных звезд» (Существо, Супер-Скрулл, Мстители) и с 26 по 34 выпуск развернулась масштабная по меркам семидесятых история противостояния Капитана Марвела и Таноса. Персонажи мелькали как в таких внезапных сериях, как Daredevil and The Black Widow и Marvel Feature, так и во вполне логичной для таких масштабных событий Avengers. Читатели фактически получили последнюю переходную стадию между долгими сюжетами шестидесятых и масштабными кроссоверами восьмидесятых. Черт его знает, как они укладывали все эти события у себя в голове! Впрочем, сюжетный движок был простейшим — Безумный Титан завладевал самым «раскрученным» на тот момент артефактом Вселенной Marvel, Космическим Кубом, с помощью которого становился натурально Богом (точнее, летающими повсюду контурами физиономии, стреляющими из глаз... ну, вы, знаете, Бог).

Папаня тирана, Ментор, вел свое происхождение от античных богов. Позже, когда Кирби вернулся в Marvel и забацал им еще одну вариацию на тему божеств из космоса, Eternals, происхождение жителей Титана, спутника Сатурна, привязали к идеям Кирби. Было у отца два сына — Эрос (до неприличия похожий на Лесного Волка из Легиона Супергероев) и... почти Танатос — Танос. Последний питает нежные чувства к Смерти, изображаемой то синеволосой-синегубой девицей, то классическим «мрачным жнецом», но большую часть времени она напоминает джаву-переростка («Звездные Войны» еще не вышли, так что никто не смеялся). Таносом движет вполне понятное любому подростку-читателю желание впечатлить возлюбленную, бросить, значит, всю вселенную к ее ногам, и у него почти получается. Смерти, впрочем, наплевать на все старания Безумного Титана. Чтобы остановить нерадивого сына, Ментор создал из погибшего землянина Дракса-Разрушителя, движимого жаждой убить Таноса, а его дочку воспитали на Титане, и она выросла лысой красоткой по прозвищу Лунный Дракон.

Капитан Марвел, дизайн которого Старлину разрешили чуток изменить, пройдя через «космические» приключения (читай: психоделические опыты) сокрушает Таноса, разбив Куб моднейшим ударом ребром ладони. На дворе же эпоха кунг-фу! Кстати, вместе со Стивом Энглхартом, любителем прихавать чего-нибудь эдакого и потом под влиянием этого сочинять сюжеты для Доктора Стрэнджа, Старлин создал Шанг-Чи, Мастера Кунг-Фу.

Так уходили кумиры.

Читателям все это дело страшно понравилось. На обложке 125 номера Avengers вообще был напечатан кружочек с завлекательным: «Дорогу второй фазе Эпохи Marvel!». Несмотря на доходчивость, история получилась достаточно многопланой. Битвы, иные измерения, живой компьютер, щепотка мыльной оперы, а главное — космос, космос, тридцать три раз космос! А еще она была превосходно нарисована.

Старлин впустил в мир мейнстрима чуточку свежего ветерка из андеграунда, хотя, конечно, тогда его не впускал только ленивый. Ко времени завершения противостояния Капитана Марвела с Таносом, Старлин стал одним из авторов независимой антологии Майка Фридриха (с которым они впервые и представили Таноса) Star*Reach, заполнившей пустоту между андеграундом и мейнстримом и ставшей образцом для подражания множеству мелких издательств, воспользовавшихся в восьмидесятые всеми прелестями директ-маркета. Большая часть тогдашних «подпольщиков» ограничивалась тем, что, выражаясь аллегорически, брала кисточку и малевала на стене слово из трех букв, сопровождая акт вандализма некими околополитическими заявлениями. Например, знаменитая группа «Air Pirates», выпустившая парочку комиксов о Микки-Маусе в стиле Флойда Готтфредсона но с небольшими изменениями — персонажи употребляли всякое, ублажали друг друга орально и нецензурно выражались. Никакого новаторства в этом не было — «тихуанские библии» появились задолго до «Air Pirates», но последние сделали все, чтобы их журнальчики увидели боссы студии Диснея и подали на них в суд. Смотрите, мол, хиппаны, как ваши братушки нагибают корпоративного Микки Мауса! А вот получи Star*Reach достойное финансирование и, глядишь, не американцы бы начали издавать французский Métal Hurlant (он начал выходить через 8 месяцев после первого выпуска Star*Reach) под названием Heavy Metal, а французы выпускали бы у себя какой-нибудь Atteindre les étoiles.

 

Старлин много чего нарисовал для первого выпуска Star*Reach, но эта история на одну страницу перевешивает и превосходную обложку, и замечательные комиксы, потому что передает саму суть творчества Старлина.

После победы Мар-Велла над Таносом Джим Старлин сделал еще один выпуск Captain Marvel и покинул серию c условием, что сможет к ней вернуться. Любовь читателей, возникшая после его рана на серии, позволяла ставить такие условия. Танос превратил новичка, который думал, что его карьера в мейнстриме не продлится и двух недель, в любимца публики. Но, когда настало время, над серией уже относительно успешно работала другая авторская команда, и Старлину предложили выбрать любого другого персонажа. Он выбрал Адама Уорлока.

Созданный Стэном Ли и Джеком Кирби еще в шестидесятые в Fantastic Four (сначала в виде кокона по имени «Him»), Уорлок был превращен в своеобразного космического мессию Роем Томасом и Джилом Кейном, а вскоре к ним присоединились и Майк Фридрих с художником Бобом Брауном. После пары историй в «испытательном» журнале Marvel Premiere Уорлок получил и именной журнал, который продержался всего 8 номеров. История, начатая там, была продолжена аж через девять месяцев на страницах The Incredible Hulk. Нормальный такой «хиатус». Семидесятые!

Старлин начал «своего» Уорлока в журнале Strange Tales, а потом и серия Warlock вернулась с прежней нумерацией (с 9 номера).

It’s the final countdown, ту-ру-ру-ту, ту-ту-ту-ту-ту-ру-ру...

Как вспоминал сам Старлин, в случае с Капитаном Марвелом он взял простого космического супергероя и сделал из него нечто вроде мессии. Уорлок же уже был «супер-Иисусом», которого практически на кресте распинали прямо на обложке последнего появления в The Incredible Hulk. Поэтому Старлин решил поиграться с темой шизофрении. Главным врагом Адама стал он сам из будущего, зловещий Магус, глава секты, именуемой Вселенской Церковью Истины. Всего Старлин создал 7 выпусков Warlock, но сюжетная линия была завершена в других журналах. И, что важнее всего для нас (в рамках этой статьи, разумеется), в этом сюжете он вернул Таноса. Как оказалось, Капитан Марвел его не уничтожил.

Образ Безумного Тирана стал куда сложнее и он все дальше уходил от образа Дарксайда (что не мешает ему воскликнуть в этой истории: «AM I NOT THE DARK SIDE?»). Танос был не просто завоевателем — он был массовым убийцей с явной тягой к суициду. Искусный стратег, он заключал неожиданные союзы, приводил в действие достаточно сложные схемы... чтобы в конце проиграть. Ему уже безразлична власть над Вселенной как таковая. Танос стремится завладеть тайнами жизни и смерти, бытия и небытия, заглянуть в бездну, которая постоянно его отвергает.

На этот раз Таносу мало одного артефакта. Он собирает шесть могущественных камней, чтобы создать из них один, с помощью которого он уничтожит все звезды во Вселенной. И вновь Мстители, и вновь прекрасные сцены сражений, несложный, но эффектный символизм. Убитый Таносом Адам Уорлок возвращается в виде духа, который обращает Титана в камень. А Старлин, в свою очередь, окончательно закрепляется в статусе живой легенды мира комиксов.

История противостояния Уорлока и Таноса стала своеобразным мейнстримным «пробником» творчества Старлина восьмидесятых. Тема сект будет продолжена в Batman: The Cult, аллегорические истории о божествах превратятся в обширную Metamorphosis Odyssey. Одна из самых известных историй о гибели супергероев появится на страницах комиксов о Бэтмене (в знаменитом сюжете A Death in the Family). А с наследием Кирби он поработает в комиксе Cosmic Odyssey вместе с Майком Миньолой. Впрочем, и к Капитану Марвелу он вернется, в первом выпуске престижной серии Marvel Graphic Novel, который назывался The Death of Captain Marvel и повествовал, что неудивительно, о смерти Капитана Марвела от рака. Именно Танос, пожелавший последней битвы со своим благородным врагом, вместе со Смертью отвел Мар-Велла в загробный мир.

В восьмидесятые, как можно было заметить выше, Старлину было чем заняться и без Безумного Титана. Но масштабные космические кроссоверы, подобные его историям о Таносе, но подававшиеся с большим размахом и серьезной рекламой, штурмом брали топы продаж. В начале девяностых Старлин получит серию про Серебряного Серфера, где вновь вернет Таноса, что станет началом самого знаменитого «космического» кроссовера Marvel (и вместе с Джимом над ним будет работать Джордж Перес, соавтор Crisis on Infinite Earths, самого мощного кроссовера DC, созданного на основе опыта Marvel), за которым сразу же последуют три сиквела, а Безумный Титан навсегда станет не просто странноватым злодеем из семидесятых, а одним из главных персонажей издательства.

Но это будет уже совсем другое десятилетие и совсем другая история.

P. S. Впрочем, в конце семидесятых Танос появился в комиксах еще раз, причем Старлин над этим сюжетом не работал. Неожиданное «возвращение» состоялось на страницах 39 номера журнала Spidey Super Stories, рассчитанного на детей от 6 до 10 лет. Журнал появился вместе с одноименной скетч-рубрикой в образовательной телепередаче The Electric Company, производимой CTW, создателями «Улицы Сезам». В этой истории Человек-Паук и Адская Кошка (названная просто «Кошкой», НАС ЖЕ ДЕТИ ЧИТАЮТ) пытались отнять у Таноса Космический Куб, который в результате попадал в руки игравшего неподалеку мальчугана. Парнишка заставил Куб связать Таноса (травой из газона!), отдавал артефакт героям, а самого Безумного Титана... арестовывали копы!

О, этот вертолет!

Ещё много интересного
17.09.2018, 12:00 — Ольга Щербинина
На носу Comic Con Russia — а значит, астрологи объявили неделю (месяц?) анонсов.
1772 4
19.03.2015, 11:36 — Евгений Еронин
Реакция на историю с обложкой Batgirl вскрыла большую проблему российской комикс-культуры.
20258 273
05.06.2015, 08:11 — Евгений Еронин
UPDATE: Вышел второй тизер!
20186 142