RSS
Hellboymedia

Создатели рубрики
Станислав Шаргородский и Роман Котков

Заставка
Ярослав Астапеев

Рекомендуем

Hellboymedia Special #10: Этот странный Хэллбой

28.04.2016, 15:38 — Станислав Шаргородский 2968 4

Начало нулевых стало переломным моментом для Майка Миньолы и «Хэллбоя». Было сразу несколько факторов, обозначающих важный рубеж.

Во-первых, вышла серия Hellboy: Conqueror Worm, которая закрыла огромную главу в жизни Красного и пустила его в новое дивное путешествие. Создав при этом вакантное место под названием B.P.R.D. — и Майк со Скоттом Элли начали ломать голову над тем, что же дальше делать с бюро, лишившемся своего «хедлайнера», и в каком направлении развивать его линию.

Во-вторых, примерно в это же время проходили съёмки первой экранизации «Хэллбоя», в которых Майк принимал непосредственное участие — работа над сценарием и дизайнами отнимали кучу времени, не говоря уже о том, что он был далеко от дома, поэтому над комиксом временно работать не мог, да и некстати подкрался некий творческий кризис. И серия начала простаивать.

Оба этих события привели к тому, что над персонажем и его вселенной получили возможность поработать огромная куча именитых создателей. В первом случае это вылилось в серию уан-шотов, на которых тестировали новую авторскую команду для B.P.R.D. — в итоге успешно, потому что именно там выцепили Гая Дэвиса. Во втором всё вылилось в антологию Hellboy: Weird Tales — естественно, неканоничную, потому что Майк тогда, да и, по сути, сейчас никому не даёт писать своего главного персонажа.

Эту серию я хотел обсудить очень давно и наконец созрел. Только немножко обнаглел в своей задумке. Подобно Миньоле я отхожу на девятый план, чтобы пустить в свою песочницу (говорю же, обнаглел) именитых авторов — в данном случае, all-star состав рецензентов Медии — по человеку на номер, коих аж восемь. Вышло эпично, посудите сами — сегодня вы получите текст от Алексея Замского, Евгения Кольчугина, Андрея Смагина, Евона Азова, Андрея Ложенко, Владислава Миктума, Олега Хижняка и Дмитрия Андреева. И у каждого, что главное, текст выполнен в индивидуальном стиле. Soooo good. За сим откланиваюсь и желаю всем приятного чтения.

Hellboy: Weird Tales #1
Dark Horse 2003
Джон КэсседейДжон Кэсседей
Энди УотсонЭнди Уотсон
Фабьян НициезаСтефано Раффаэле

Рассказать короткую историю — большое искусство. Хороших авторов рассказов на свете, вы удивитесь, меньше, чем хороших романистов. Казалось бы, комиксы выросли из газетных стрипов, и тут с этим всё должно быть иначе. Ан нет, мастеров уан-шота в комиксах куда меньше, чем «архитекторов» саг длиной в сто номеров. И Миньола как раз в числе первых. У Хэллбоя есть немало хороших историй, укладывающихся в такое число страниц, за которое Росомаха и драку-то закончить не успеет.

Ценность умения увлечь и восхитить читателя на минимальном объёме бумаги понимаешь, когда видишь, как кто-то с этим не справляется. «Странные истории» в этом смысле больше сборник анекдотов, чем хороших коротких историй. Отличный замысел — взять блестящих авторов и художников и дать им поиграть в песочнице Миньолавёрса — оборачивается комиксами, которые блекло смотрятся на фоне оригинала.

Вот взять Big-Top Hellboy, которым открывается антология. Кэсседей рисует Хэллбоя! Хэллбой и призрачный цирк! И того и другого я был бы рад получить номеров восемь: у фрикшоу и цирков есть бездна потенциала для историй про Хэллбоя, а стиль Кэсседея подходит Хэллбою хорошо, хоть и выглядит совершенно непривычно после Миньолы и его подражателей. Но в журнале вышел пшик. Нет, с Касседеем всё в порядке, хотя интересных панелей (даже не страниц) у него в этом комиксе три с половиной. Но история выходит ни за чем не нужным анекдотом, который просто столбит за автором концепцию, а потом немедленно её выбрасывает. В Миньолавёрсе, когда он был «ещё тот», подобные истории делались в два кадра-флэшбека, или даже просто упоминались в диалогах вроде «вот были мы в одном призрачном цирке...».

То же самое происходит и в конце номера, где сценарий маленькой истории пишет Фабиан Нициеза. Но тут мы хотя бы имеем чистый анекдот — в смысле, короткую историю с неожиданным финалом, работающим, как «панчлайн». Анекдот неплохой, а вкупе с рисунком Стефано Раффаэле, который использовал эту историю, чтобы показать, что может при желании «переминьолить» Миньолу, история и вовсе оставляет ощущение «десять минут прошли не зря». Но, как многие анекдоты, история Нициезы вполне сводима к одной только своей развязке — начнись она сразу на предпоследней странице, мало что было бы потеряно.

Наконец, между этими двумя сюжетами торчит миниатюра Энди Уотсона, вся ценность которой — быть от Энди Уотсона. Уотсон показывает, как много аспектов «Хэллбоя» он может упаковать в минимум панелей и как много ощущения от серии он может сохранить, перетащив её в принципиально другой визуальный стиль. Ответы: 1) довольно много и 2) довольно мало. Смысла существования этой истории я не понял, но у меня всегда была слабая тройка по Хэллбойведению.

Итого аннотация этого номера цепляет куда больше, чем его содержание. Стилизованный стрип про Лобстера Джонсона в конце замечательный. И ещё панорамный кадр с цирком у Кэсседея очень хороший. Вот и всё.

Hellboy: Weird Tales #2
Dark Horse 2003
Джо КейсиСтив Паркхаус
Рэнди СтрэдлиСюн Юнь Ким
Марк РикеттсЭрик Уайт
Эрик ПауэллЭрик Пауэлл

Писать обзорные тексты на короткие истории невероятно тяжело. Как смочь на что-то претендовать, когда есть нетленка Хеммингуэя «For sale: baby shoes, never worn», которая не требует в принципе дополнительных слов? Второй номер и вообще вся антология Weird Tales сконструирована по тому же принципу: ёмкие, сочные, огранённые со всех сторон сюжеты, которые быстрее прочитать и усвоить, чем читать что-либо про них.

Центральная скрипка здесь, безусловно, за Сюн Юнь Ким (история Hot). Чувак двадцать лет рисует сториборды, пилит анимацию и последние десять супервайзит отличных The Boondocks, совсем не стесняясь там периодически режиссировать собственноручно. Комикс из-под его пера сочится жиром «энтертеймента», хоть прямо сейчас клади в производственный отдел аниматоров, и серия готова.

Сам художник любит баловаться ч/б (видимо, так отдыхая от анимации), и мне нравится, что его великолепный стиль перекликается с великим Хироаки Самурой (автором Blade of Immortal). На некоторых фреймах я бы их точно спутал, если убрать кредитсы. А вообще, что можно говорить про человека, который достаточно буднично выгладывает такие вот картинки с аскетичным комментом: «Потренился давеча...»?

На буквах у него, если не ошибаюсь, Рэнди Стрэдли — пенсионер индустрии и по совместительству вице-президент моего любимого Dark Horse. Человек с огромным опытом и видением, а в общем... no comments.

Уж не знаю, посмеялся ли ветеран индустрии Джо Кейси сам над собой в истории Lloyd Maccay in Flight Risk, обыгрывая тему старпёрства, когда уже надо дать жару из принципа, но получилось изысканно, смешно и интересно. А ведь на рисунке тоже заслуженный старпёр, и, я думаю, оба смачно кайфанули, от души выдав идеальный фристайл, да такой, что новичкам впору задуматься о смене профессии.

Как и у всех многолетних профессионалов, история отличает идеальная кинематографическая режиссура. Все «фреймы» идеально выстроены. Ничего лишнего. А на лицах зафиксированы максимально нужные эмоции на момент времени. Блестящая работа. Молодцы!

Midnight Cowboy Эрика Пауэлла оставил почти равнодушным, хотя на эту истории как раз были самые большие ожидания, ибо благодаря Стасу я с недавних пор восхищаюсь этим автором и художником, а его Goon прочно сидит в ТОП-5 любимых комиксов. В этой истории есть всё, за что любим Пауэлл, но сознанию просто не за что зацепиться. Слишком коротко. А на фоне имеющегося кроссовера "Гун"/"Хэллбой" история совсем бледнеет.

Возможно, именно здесь мы видим первый фирменный удар Хэллбоя своей рукой, но Weird Tales — не каноничная серия, поэтому просто ловим фан и наслаждаемся той легкостью, которую дарит нам автор. Улыбаться ведь тоже нужно иногда, верно?

Curse of the Haunted Doiley не зацепила от слова совсем. Не фанат стиля Уайта, простите.

А про одностраничного Лобстера Джонсона можно сказать только, что это здоровская стилизация под газетный стрип.

Итого: отличный сбалансированный номер, прочитав который, вы получите большое количество эндорфинов. Усвояемость 100%. Канцерогенность 0%.

Hellboy: Weird Tales #3
Dark Horse 2003
Мэтт ХоллинсвортАлекс Малеев
Боб ФингерманБоб Фингерман
Сара РайанСтив Либер

Чёрные костюмы суетятся, создавая мрачную процессию... медицинский персонал терпит фигуру, отделившуюся от бюро... интерком захлёбывается, навсегда забрав одного врача... Хэллбой впадает в зияющую смыкающуюся глазницу... предсказательный кошмар тянет вниз, чтобы вернуться с чувством страха... ему не суждено появиться в разлитой по бумаге плоти... чётко расставляя приоритеты расставленных человеческих фигур... схватка линий и пятен так и не состоялась...

Окружение приёмного покоя так и не покинуло барабан... неудача против напора кружит над головами... в попытках вызвать череду образов одинокого уныния... из них впадает в вещую дрему лишь фигура Хэллбоя... не рождённый ребенок летит в черноту ущелья... врываясь в чужое сознанье на свет, Малеев перестал искать пути обрести дух в сценарии посреди луж туши... не растраченный впустую патрон — есть честный труд художника...

Наибольший накал флюиды тонера принимают во второй секции, являясь лишь порошком... корпоративное безумие ничего не даёт взамен... доля растворённого в воде газа напрямую связана с демоном-интерном... купюрoприёмник поглощает «нал» субтильных тел...

Звон монет с глазниц мертвеца... инъекция шейкера в семейные секреты обеспечивает каждый вечер гнилостный запах лжи... головная боль в вашем доме... оставив лишь хрупкость супружеской слепоты... мех покрытый кровью и туника с обнажённого женского тела, обожжённого морозом сырого склепа... заигрался в застенках кукло-людьми... вермута в глотку и половой неразборчивости лысеющему дельцу... по несчастью, герой заканчивает промискуитетом по древнему румынскому рецепту из-под бесовского копыта... маленький засранец, кости и слипшееся женское тело...

— О! отлично нарисовано, сынок! Ты это сам?
— Да.
— Ух ты!
— Это Хэллбой.
— Ахереть. А почему у него спил рогов на голове?
— Он порождение сатанинского пепла.
— О.
— И убийца.
— Не, ну всё равно молодец.

Hellboy: Weird Tales #4
Dark Horse 2003
Джейсон ПирсонДжейсон Пирс
Джон АркудиРоджер Лэнгридж
Том СтигоскиОви Неделку

Когда мне было девять лет, я очень хотел посмотреть кино про Хэллбоя. «ХЭЛЛБОЙ С ТВОЕЙ ГУБОЙ» — шутили мы с другом-одноклассником Алексеем (Алексей-Алексей, одолжи сто рублей) на подходе к кинотеатру «Горизонт», что на Комсомольском, но там нас ждал неприятный сюрприз. Строгая тётка на кассе сказала, что без родителей нас на этот фильм не пустят. Для приличия поискав глазами граждан, которые могли бы купить нам билет и притвориться нашими родителями, мы решили сдаться, купили себе брендированный Хэллбоем поп-корн и, придя на следующий день в школу, соврали, что мы посмотрели фильм. На переменках все дети школы обсуждали артистическую ценность «Хэллбоя» как нового остроумного экшн-кино, возможного предшественника синематографической вселенной Марвел. Они обсуждали блестящий грим Рона Перлмана, поразительную комическую отраду в лице Джеффри Тамбора, возможные сиквелы-приквелы, ну и, конечно, славили гений Дель Торо. Мы молчали. Мы жевали губы. Наш бой с «Хэллбоем» был начисто проигран.

Я так и не посмотрел фильмов про Хэллбоя. С годами я придумал себе оправдание, что мне просто наплевать на другие арт-формы и мне интересен только талант Миньолы и его коконспираторов, а идолопоклонничества персонажу и желания съесть весь мерчендайз с жизнью и любовью его изображения у меня нет и не будет. Но правда в том, что каждый раз, когда я вижу на Нетфликсе предложение посмотреть «Хэллбоя» и «Золотую Армию», я вспоминаю ту тётку из кассы и мёртвые глаза мертвецов, стоящих в очереди, и судорожно кликаю на WATCH MAN OF STEEL.

Именно поэтому серию Weird Tales я не читал. Мне неинтересен персонаж Хэллбоя в отдельности от таланта Миньолы и мой четвёртый номер, который я сейчас изо всех сил рецензирую, ничем мне особо не приглянулся. Тут есть, конечно, история Джейсона Пирсона, который четыре года назад пытался покончить жизнь самоубийством, потому что всем нравится комикса Марка Миллара Kick-Ass, а затем начал планомерно уничтожать свой арт, потому что «nobody needs to worry about me. I’m completely sick of your concern. I’m destroying artwork to release me from you». Наверное, не стоит считать совпадением факт того, что его история почти максимально депрессивная.

Есть даже Роджер Лэнгридж известный по Fred The Clown и радужному «Тору» с Крисом Самни. Он делает такой «вот-иф», где Эйб Сапиен самый крутой, самый молодой, самый красивый, где вместо Хэллбоя звездой, простите меня, франчайза предстаёт наш рыбочеловек из пещер Нум-Ябиск. Есть даже порция обложек со скалящимся Хэллбоем от молодого еще Лайнила Ю времён Silent Dragon. И даже Кэсседей рисует здесь не «вайдскрин» с декомпрессией, а чего-то весёлое и задорное. Посмотришь здешнего Кэсседея и чинно так кивнешь головой: «Да, вот это комиксы».

А всё равно не берёт. Не притягивает к эрану, не заставляет на всяких «инстокамазонах» искать вышедшие из печати книжки в непременно твёрдой обложке. Может быть, я стал заложником своего собственного лицемерия, потому что этот комикс ну совсем не в континьюти «Хэллбоя», но даже если бы он и был там, я бы всё равно на него наплевал. Я могу себя оправдать тем, что я точно так же наплевательски отношусь к комиксам B.P.R.D., которые писал Джефф Джонс и кто-то там ещё. Просто недостаточно всего.

Hellboy: Weird Tales #5
Dark Horse 2003
Хэйден БлэкменДжей Эйч Уильямс III
Скотт МорсСкотт Морс
Рон МарцДжим Старлин

Данный выпуск чем-то напоминает сборники The Chained Coffin and Others и The Right Hand of Doom, он тоже сочетает в себе «лёгкие» эпизоды, никак не связанные с большим сюжетом, и истории, имеющие к нему непосредственное отношение. Причём рассказы расставлены так, что градус привязки к основным событиям вселенной повышается от одного к другому.

Первый из них — Love is Scarier Than Death — как раз та самая side story, которая могла произойти в любое время, пока Хэллбой был в составе БПРД. Красный вместе с агентом Эммой Грейнджер противостоит Человеку-Козлу. Но данное расследование лишь предлог для девушки, чтобы побыть с Хэллбоем, который ей очень нравится. К сожалению, всё идёт не так, как она надеялась, вплоть до самого появления злодея (с которым разбираются в фирменном стиле серии) — тогда-то и становится ясно (прежде всего, главному герою), что у Эммы есть романтические чувства к Красному. Эта простая и милая зарисовка в очередной раз показывает, как Хэллбой не сведущ в любовных делах.

За её создание отвечал Джей Эйч Уилльямс III. Отсюда интересная игра с раскадровкой. Особенно ярко выделяются кадры с сердцем, отражающие изменения чувств агента Грейнджер. Отдельно хочется отметить покраску — история будто бы раскрашена мелками и карандашом одновременно, что очень отличается от привычной «заливки» Дэйва Стюарта. Выбранная цветовая гамма, в которой преобладают пастельные тона, также нетипична для Хэллбойвёрса. А разнообразие всегда приятно.

Следующий эпизод Cool Your Head повествует о встрече Хэллбоя со странным стариком, любящим искупаться в ледниковых озёрах. Его автором выступил Скотт Морс, помимо создания комиксов, известный по работе в анимации. В частности, он принимал активное участие в создании Your Friend the Rat — короткометражки-спутника пиксаровского «Рататуя». Поэтому в истории присутствует некая легкая мультяшность: от стиля рисунка и выбора кадров до общей комичности сценария (исключая финал).

Хоть разговор про джаз и был забавным, лучшая часть Cool Your Head всё же та, что исполнена без слов. В ней Красный вновь переживает события Wake the Devil и Box Full of Evil. Благодаря одному только мастерству Морса отчётливо ощущается, как случившееся давит на героя, как он старается с этим примириться. Очень сильная, пусть и короткая (всего три кадра), сцена, полная эмоционального напряжения.

Замыкает выпуск сюжет Shattered. Сценарий к нему писал Рон Марц — человек, мягко говоря, не облегчающий жизнь своим персонажам. Именно он «засунул» девушку Кайла Рейнера в холодильник. Не избежал схожего шокирующего опыта и Хэллбой.

В Гватемале он обнаруживает опасный артефакт — чашу, что повелевает временем. Реликвия открывает герою его будущее: на одной странице показываются все ключевые события (вернее, злодеев) первых пяти томов серии. Именно здесь Хэллбой впервые узнает о своём предназначении (хотя, так говорить не очень корректно, ведь это не канон). Ужас и потрясение настолько велики, что он разбивает чашу, и отказывается говорить о произошедшем в Гватемале с Эйбом и даже с профессором. Shattered — ещё одно доказательство тому, насколько Красный человечен в своих поступках: столкнувшись с чем-то столь страшным, он предпочитает скрыться, убежать, забыть. Как и многие из нас.

Hellboy: Weird Tales #5 — это «личный» комикс, демонстрирующий различные черты характера персонажа. В каком-то смысле это квинтэссенция всех историй о Хэллбое: чудовище побил, девушку заполучил, встретил странную личность и узнал немного о своей судьбе. Лягушачьи монстры и профессор Бруттенхольм прилагаются.

Hellboy: Weird Tales #6
Dark Horse 2003
Уилл ФайферКрэйг Расселл
Дуг ПетриДжин Колан
Крэйг ТомпсонКрэйг Томпсон

Шестой выпуск антологии Weird Tales состоит из трёх историй, которые были хронологически расположены по мере возрастания их оригинальности (во всяком случае, именно такое впечатление складывается после прочтения).

Встречает нас обложка, подготовленная Фрэнком Чо. Его арт отсылает нас к оригинальному журналу Weird Tales и лучшим временам в истории литературы. Хэллбой спасает знойную красотку в леопардовых трусах от лап аборигенов и горилл. Жаль, что внутри мы этого не увидим.

Первая история называется Command Performance, а местом её действия становится театральная сцена. За сценарий выпуска отвечал Уилл Файфер, а художником выступил весьма известный в широких кругах (особенно адаптациями произведений Нила Геймана) художник Крэйг Расселл. Ненавязчивый «филлер» рассказывает нам об одном из тех дел Хэллбоя, в котором Красный расправляется с очередным сверхъестественным источником серийных убийств, на этот раз в Париже. Цепь из проходящих сквозь столетие подозрительных происшествий ведёт его к труппе артистов «Гран-Гиньоль», французского театра ужасов, проводящего будоражащие кровь выступления. Задание проходит таким образом, что Красный умудряется сохранить приятное расположение духа как себе, так и читателям выпуска.

Тяжело удержаться от сравнения и не заметить, что лаконичным и ёмким короткометражным выпускам самого Миньолы история сильно проигрывает. Ну да авторы и не стремились создать что-то большее, чем развлекательный эпизод из жизни чертёнка. Экшн, удачно расположенные отсылки, яркий и минималистичный рисунок — смешав это, мы получаем крепкую и интересную историю, после чего идём дальше.

Friday — это эпизод из жизни Лиз Шерман. Руку к этому выпуску приложил настоящий классик, Джин Колан. Блестящий график и мастер хоррора заставляет взгляд задержаться на каждой из шести страниц, чтобы прочитать настроение в раскиданных по кадру мелочах. Интересную композицию дополняют холодные тона, которые подбирал колорист Дэйв Стюарт, обладатель многочисленных «Айснеров».

Cценарий написал Дуг Петри, наиболее известный работой над сериалом о Баффи. Надо отдать должное и ему, будничный эпизод из жизни Лиз получился ярким и законченным, не только дополняющим историю самого персонажа, но и позволяющим проникнуться сочувствием к сотруднице БПРД. В результате мы получили очень красивый и меланхоличный комикс. Однако самое интересное, как всегда, приберегли под конец.

Крэйг Томпсон в особом представлении не нуждается, но на всякий случай я напомню — это создатель Habibi и Blankets. Написанный и нарисованный им сюжет — это яркий, смешной и добрый рассказ о простом отдыхе в непростом месте. My Vacation in Hell собрал в себе много качеств, к которым стоит добавить наречие «очень». Он очень безумный, очень стильный и очень остроумный. Используя минималистичную цветовую палитру и отсылающий к гравюрным изображениям стиль рисунка, Томпсон приводит нам интересные примеры того, как можно весело и с пользой провести время, оказавшись в аду. Это именно те вещи, которые будет полезно запомнить каждому.

За милым пин-ап артом, который нарисовал Дэйв Стивенс, следует продолжение истории о Лобстере Джонсоне. Что тут можно сказать, очередное блестящее продолжение блестящей истории!

Hellboy: Weird Tales #7
Dark Horse 2004
Томми Ли ЭдвардсТомми Ли Эдвардс
Джим Паско, Том ФассбендерСимеон Уилкинс
Кев УолкерКев Уолкер

Я, кажется, выбрал самый серьёзный номер в мини-серии. Я сделал это специально. Я совсем не жалею об этом: так я справляюсь за час, вы справитесь за пару минут, и никто никого не отвлекает от более талантливых людей.

A Love Story Томми Ли Эдвардса фантастически красивый, как и положено комиксу Томми Ли Эдвардса. Плюс, после первой страницы история рассказывается практически исключительно визуально, так что на остальных семи происходит завораживающее и динамичное чередование настоящего, где Хэллбой отбивается от призраков за штурвалом истребителя Второй мировой, и флэшбеков о пилоте того же самолёта — ни один сантиметр не потрачен впустую, каждый кадр что-то происходит. И ещё особенно замечательно получились призраки, нарисованные в виде разноцветных карандашных набросков поверх остального арта. Сплошной пир для глаз.

Theater of the Dead Джима Паско, Тома Фассбендера и Симеона Уилкинса — скорее просто забавная безделушка про круговорот тем в оккультизме: сначала Хэллбой и Эйб спасают мир от очередного сумасшедшего учёного в свастиках, потом случайный зомби с автоматом оказывается частью попытки захватить или уничтожить мир, и мы заканчиваем на ностальгии по расследованию фашистов. Это комикс, в котором главные герои бьют зомби-музыкантов, зомби-гориллу и гангстеров (не все из них — зомби), и там ещё есть несколько смешных шуток. Он милый.

И заканчивается номер классическим «персонаж вышел подышать свежим воздухом, наткнулся на приключение, вернулся к завтраку» про Йохана в Long Distance Caller Кева Уокера. Уокер как обычно слишком влюблён в стоящие дыбом волосы, но призрачный туман (по имени Йохан Краус), ктулху и всё, что с ними связано, рисует хорошо. Не уровень Эдвардса в первой истории, но от чего получить эстетическое удовольствие есть.

Относительная серьёзность этого номера в антологии выливается в то, что его, возможно, даже стоит советовать в качестве первого номера Миньолавёрса. Здесь нет безумных пародий или переосмыслений, просто три несложных разных истории про главных героев цикла: лирическая, смешная и про хрень из безграничных глубин космоса.

Hellboy: Weird Tales #8
Dark Horse 2004
Джилл ТомпсонДжилл Томпсон
Акира ЙосидаКиа Асамия
Эван ДоркинЭван Доркин

Есть нечто притягательное в антологиях комиксов, в коротких, но ёмких историях на заданную тему. Не даром в комикс-школах в первую очередь учат мастерству восьмистраничных сюжетов. Когда у автора не остаётся места на декомпресс, он может выдать как огонь, так и полный мусор. К счастью, в Weird Tales #8 сплошь «Прометеи».

Акварельная история Джилл Томсон про тяжёлые будни массовки в Fifteen Minutes вызовет у вас улыбку, а Toy Soldier Акиры Йосиды и Киа Асамии порадуют поклонников Красного восточным колоритом. Оба произведения строятся вокруг конкретной идеи и оба используют Хэллбоя. А ещё они схожи по структуре: одна сюжетная линия с завязкой, основным действием и развязкой с нравоучением. Но в реализации каждого акта, подходе к темпу повествования видна пропасть между американской и японской школами комикса.

В то время как Джилл выдаёт завязку с интригой, намекая на хоррор, твистом приковывая читателя к комиксу, азиаты запрягают долго, обстоятельно размазывая экспозицию. В обеих историях первые две страницы служат атмосфере и задают масштаб угрозы. Но если для американцев важна угроза личности, то для японцев — корпоративная угроза — это известный приём манги: раз в сцене есть обеспокоенные японцы в костюмах, то угроза реальна и важна.

Бой героя с «монстром», который присутствует в каждом рассказе, имеет схожую динамику: Хэллбой проигрывает первый раунд, чтобы выиграть второй. Вот только у японцев сражение — это способ раскрытия сюжета и важна нравственная победа героя, а не доминирование его крутости, как у Джилл.

Развязки тоже служит разным целям. Томпсон в хитрую сказку прячет намёк на комикс-индустрию, безжалостно эксплуатирующую не топовых авторов, которые после одной-двух работ вынуждены прозябать на конвенциях. У японцев герой, переживший столкновение со сверхъестественным, обретает спокойствие и дзен, раз в истории присутствует монах.

Если два первых рассказа, несмотря на все их различия, передают настроение Хэллбойвёрса и характер главного героя, то техническое совершенство демонстрирует Professional Help. В этой истории есть всё, что мы любим в комиксе: великолепие сложности структуры при лаконичности повествования. За 10 страниц Эван Доркин сумел раскрыть 3 сюжетные лини: депрессию Роджера, терапию у доктора Рэмси и расследование дела норвежского рок-культа. А карикатурный, но экспрессивный рисунок отлично передаёт эмоции персонажей и добавляет юмора в довольно мрачную историю. От твиста в конце перехватывает дыхание. Но главное то, как автор на всю мощность использует возможности комикса. Взгляните на эту последовательность! За три панели был побеждён монстр, при этом нам не рассказывали долго и нудно о его слабостях — чтобы понять, что к чему, хватило трёх фактов: пули монстра не берут, его смерть в гвоздях из гробов его жертв, и у нашего героя есть гвоздемёт, заряженный ими до предела. БАМ!

Перед нами отличная антология, предлагающая широкий спектр рассказов. Приятно, что в неканонических историях присутствует канонический дух Миньоловёрса. И комикс, вне зависимости от авторов и их школ, остаётся комиксом, а Хэллбой — Хэллбоем.

Doc Hollow's Grand Vibro-Destructo Machine
Dark Horse 2003-2004
Джон КэсседейДжон Кэсседей

С параллелей начал спецвыпуск рубрики, ими и закончу. Дело в том, что работая над Weird Tales, редактор Скотт Элли и автор самой первой истории антологии Джон Кэседей решили разнообразить формат «несколько историй на номер» и в качестве бонуса пустили сквозной сюжет про Лобстера Джонсона, уютно расположив его в, можно сказать, бэк-апах к каждому выпуску. Вот и я решил последовать примеру Джона и также дать свой мини-отзыв в качестве «бэкэнда» всей затеи.

Учитывая заложенную форму одностраничных эпизодов, Кэсседей предложил в качестве реализации стилизацию под газетные стрипы первой половины 20-го века. Все сопутствующие атрибуты присутствуют: фейковые даты выхода газет, ограниченная в спектре и, как следствие, плоская покраска (сначала от Дэна Джексона, а затем от сменившего его на полпути Ника Дерингтона), обязательный клиффхэнгер в конце эпизода, максимально карикатурный палповый сюжет с нацистами, вибро-машиной и бдсм, и фирменные реплики в духе «FACE THE JUSTICE OF THE LOBSTER’S CLAW».

И всё было бы замечательно, только вот сюжет, который из-за всех сил старается поразить и даже быть при этом частью канона (события происходят аккурат до фатальной для Лобстера миссии в Австрии), оказывается жутко скучным — похоже, у Кэсседея просто не хватает воображения и сценарного таланта, чтобы достойно сопроводить отличный рисунок. Не сказать, что вышло совсем криминально, но авторский состав со своим амбициозным подходом явно рассчитывал взять иную вершину качества.

Ещё много интересного
19.03.2015, 11:36 — Евгений Еронин
Реакция на историю с обложкой Batgirl вскрыла большую проблему российской комикс-культуры.
15561 271
05.06.2015, 08:11 — Евгений Еронин
UPDATE: Вышел второй тизер!
16374 142
22.03.2015, 19:03 — Евгений Еронин
В конце недели произошло сразу два неприятных случая, в которых российские издатели комиксов показали себя не с лучшей стороны. Мы решили провести беспристрастную аналитику этих событий.
12587 103