RSS
Hellboymedia

Создатели рубрики
Станислав Шаргородский и Роман Котков

Заставка
Ярослав Астапеев

Рекомендуем

Hellboymedia: Комментарии Майка Миньолы к Hellboy in Hell, Часть 2 [Интервью]

25.08.2015, 19:54 — Станислав Шаргородский 4041 3

Всего один день остался до выхода нового выпуска серии Hellboy in Hell, и мы продолжаем готовиться к этому знаменательному событию. Представляем перевод второй и заключительной части большого интервью портала The A.V. Club с Майком Миньолой, в ходе которого он комментирует первые номера серии.

Вчера вы могли узнать многие подробности о подготовке первых трёх выпусков, сегодня же речь пойдёт о четвёртой и пятой историях. Как и в прошлый раз рекомендуем параллельно с интервью читать и сам комикс — получается крайне увлекательный опыт. Приятного чтения.

Hellboy in Hell #4: Death Riding an Elephant

— Начало четвёртого выпуска сфокусировано на Эдварде Грее, мистической фигуре, которая присутствует в серии практически с самого начала. Флэшбек-сегмент с ним в главной роли, наполненный палповой эстетикой, также возвращает нас к самым ранним сюжетам про Хэллбоя. Чем вас привлекают истории такого типа?

Весь «Хэллбой» состоит из вещей, которые я люблю, и палповая эстетика как раз из этой оперы — она является неотъемлемой частью ДНК серии. Палповый оккультизм, если конкретизировать понятие, вообще играет важную роль в этой вселенной. Я никогда не скрывал корней своего вдохновения, здесь всё как на духу: у нас есть эта панель с Гелиопическим братством Ра и всякими разными атрибутами викторианской эпохи — жуткие ребята в огромных масках собрались и проводят какой-то ритуал. В тоже время рядом есть ещё одна панель, на который один из этих ребят держит в руках жезл с проводами, идущими к диковинным механизмам, и этот жезл извергает молнии в небеса. Понимаете, тут какая штука — я не могу делать простое, «олдскульное» Викторианство; как бы я не любил эту тематику, обязательно должен быть какой-нибудь безумный элемент в стиле комиксов Джека Кирби. И для меня вся сложность заключается в том, чтобы сбалансировать свои увлечения, не нарушая при этом цельности истории.

Сцена с Эдом Греем также стала интересным связующим звеном. Незадолго до четвёртого выпуска «Хэллбоя в Аду» вышла небольшая история про это помещение, которую я написал со Скоттом Элли. На тот момент я уже продумал схватку Грея с демоном, которая завершится попаданием персонажа в Ад. И работая над сюжетом B.P.R.D.: The Abyss of Time, действие которого происходит почти что через сотню лет после исчезновения Грея, я держал этот эпизод в уме. Когда ты впервые читаешь The Abyss of Time, ты не можешь даже предположить, что за история скрывается за этим местом — для большинства это всего лишь здание в Чикаго. Конечно, есть особенно внимательные читатели, но не думаю, что нашёлся хоть один человек, который смог сопоставить два события: то, что давным давно произошло в этом странном здании в Чикаго, и исчезновение Грея, которое, согласно The Hellboy Companion, имело место быть в этом же городе. Поэтому было здорово сделать эту сцену с Эдвардом, чтобы читатели могли связать элементы разных историй. Это то, что я очень люблю делать во вселенной «Хэллбоя»: разбрасывать разные детали по разным сериям, которые особенным образом связаны между собой.

— В этом выпуске вы также намекаете на то, что есть некая сила, которая контролирует Хэллбоя, потому что он не помнит некоторые свои поступки. Это сознательное отрицание реальности с его стороны или есть какой-то внешний фактор, который не позволяет ему запоминать то, что он делает?

Возвращаясь к той самой сцене с убийством Сатаны, мне нравится идея с сомневающимся героем: «Я не припомню, чтобы делал это». Это решение даёт мне нужное время и пространство, чтобы полностью продумать события того эпизода. Осознанная недосказанность с моей стороны также служит гарантом того, что здесь есть определённая тайна, а не просто нежелание героя запоминать неугодные ему события. В тоже время я понимаю, что у сцены должен быть конкретный триггер. Нельзя просто вручить герою нож от нечего делать. Должно быть что-то, что сподвигнет его на это убийство, но на момент написания той сцены я ещё сам не смог найти этот триггер. Было ли это вмешательством третьих лиц или у героя случилось временное помутнение?

Вот и получается, что для меня эта сцена является большим вопросом, ответа на который у меня может и не быть, поэтому и в комиксе я буду преподносить её соответствующим образом. Как-то раз, когда мы с Крисом Голденом работали над совместным проектом, он дал мне дельный совет: «Если ты думаешь, что в определённый момент читатель может задаться вопросом, а что собственно произошло, и у тебя не будет на него ответа, позволь своим персонажам обратить внимание на этот момент. Пусть они тоже будут озадачены этим вопросом. В противном случае это будет выглядеть скверной сценарной работой, как будто ты сам не ведаешь, что творишь». Проще говоря, если ты ещё не определился с тем, что произошло, пусть персонажи так же не понимают происходящего. На самом деле, конкретно в этом случае я уже всё продумал. Просто ещё не пришло время рассказать об этом читателям.

Также на эту сцену сильно повлияло то, что мне однажды сказал мой терапевт. Про то, что люди во многом похожи на дома с огромным количеством комнат, и некоторые из них ты посещаешь регулярно, а некоторые закрываешь и стараешься забыть. Я уже не помню, в ответ на что она мне это сказала, но я посчитал, что эта мысль хорошо ложится на текущее состояние Хэллбоя. Посудите сами. Ты убил Сатану. И стараешься не думать об этом. Как старался всё это время не думать о том, что тебе суждено стать Зверем Апокалипсиса. Возможно, это самозабвение сработает на короткий период времени, но рано или поздно ты об этом вспомнишь, потому что это слишком значимое событие. Вопрос только в том, насколько долго тебе удастся держать эту комнату под замком.

— В конце выпуска звучат слова, что Хэллбой отныне свободен, или по крайне мере у него появилась иллюзия свободы. Нам показалось, или в этой ситуации есть что-то автобиографичное? Раз вы теперь вольны делать всё, что захотите, особо не задумываясь о последствиях для вселенной, которую вы с Джоном Аркуди и сотоварищи строите в B.P.R.D. и других спин-оффах.

Именно так. Я изначально планировал, что как только Хэллбой отметится во всех «обязательных» местах в течение первых четырёх номеров, он станет свободной птицей. И тогда начнётся пора одиночных и двухномерных историй, в которых герой будет просто бродить по Аду и натыкаться на разные диковины. Такие небольшие истории я любил делать ещё до того, как Хэллбой стал Зверем Апокалипсиса. До того, как на него навалился весь этот груз предназначения. Теперь всё это позади, и я могу позволить герою вести безмятежный образ жизни, насколько он вообще возможен в Аду. Тем не менее есть ещё пара больших поступков, которые Хэллбой должен совершить, о чём я сразу говорю ещё в первом выпуске. Я уже решил, что он их обязательно совершит, но это в будущем, а пока ни он, ни я не беспокоимся на этот счёт. Хэллбой может бродить по японской части Ада и искать себе там приключения, потом отправиться в арабский уголок и принять участие в какой-нибудь странной арабской сказке и т.д.

А затем произошёл забавный момент — как только я начал продумывать эти истории, вдруг понял, что все они связаны и вместе образуют один большой и масштабный сюжет. Но это не отменяет того, что Хэллбой нынче свободен и может получать удовольствие в этом небольшом фэнтезийном мирке, который я для него создал. Главное теперь не увлечься и не забыть про те два поступка.

Hellboy in Hell #5: The Three Gold Whips

— Этот выпуск является по сути своей адаптацией сказки братьев Гримм «Дьявол и его бабушка», только с участием Хэллбоя. Что побудило вас в этот раз взять за основу творчество братьев Гримм?

Это одно из наименее известных произведенией братьев Гримм, которое я читал уже сотню раз, каждый раз думая, что «Это же на 100% хэллбоевский сюжет». Сюжет, который я могу легко под него адаптировать. Вообще, мне нравится периодически делать истории, в которых Хэллбою отведена не центральная роль. И в этот раз, особенно после таких насыщенных и зацикленных на герое четырёх выпусков, я решил сделать небольшой для него перерыв. Кроме того, мне очень хотелось взглянуть на текущую ситуацию в Аду, которая разворачивается где-то там за кадром, глазами «местных» — демона и его бабушки. Отмечу, что идея наличия у демона бабушки сама по себе потрясающая. И важно было, чтобы Хэллбой тоже между делом подслушал разговор о том, как всё начало рушиться. Таким образом, мне не пришлось делать из него непосредственного участника событий, чтобы он всё узнал.

— В истории есть один занимательный момент, когда бабушка просит Хэллбоя показать руку, и уточняет, что нужно показать его левую «ножевую» руку (left knife hand), а не Правую Руку Судьбы (Right Hand Of Doom). В этот момент ты понимаешь, что теперь у Хэллбоя обе руки прокляты. Вы специально так задумали?

Честно говоря, я сам это подметил, только когда начал работать над страницей. Я не хотел делать из этого факта большое событие, но решил, что это интересное решение, которое в очередной раз напоминает, что нельзя убить Сатану и просто оставить этот поступок позади. По крайней мере, эта женщина знает, что ты важная фигура, но для неё ты важен по совершенно другой причине. Это не очередное пережёвывание мотива каменной руки и бла, бла, бла. Здесь скорее «Я заинтересована в другом дерьме, в которое ты вляпался». В итоге Хэллбой «накосячил» и правой, и левой рукой. Теперь, можно сказать, он «косячный» с обеих сторон.

— Можно ли провести тематические параллели между сказками и текущим положением Хэллбоя?

Я об этом особо не задумывался. Я вообще стараюсь не усложнять процесс создания комиксов, анализируя, сработает это решение или нет. Я просто на определённом уровне чувствую, что вот эти элементы здесь уместны. Если же они неуместны, то я не буду кардинально изменять те же сказки, лишь бы они встроились в моё повествование. Но вся прелесть работы с таким материалом заключается в том, что он достаточно неясный, если можно так выразиться. Он оставляет место для интерпретации. Персонажи сказок и моих историй говорят в большинстве своём прострационно, что позволяет читателям проводить те самые параллели, даже если их там нет. Я считаю, что если люди начинают задаваться вопросами относительно моих произведений, значит я свою работу сделал, потому что создаётся ощущение, что я заложил в них какой-то глубинный смысл.

Мне очень нравится концепция «сказочной логики». Это когда какие-то элементы сочетаются, но не супер чётко и ясно, а обтекаемо и недосказано. Я часто сталкивался с ситуациями, когда люди брали мифологические и фольклорные произведения и пытались их объяснить, разложить по полочкам, чтобы они вдруг стали понятными. После этого их замысел и логика происходящего становились очевидными. А я никогда не хотел потерять эту магию странности, которая присуща сказкам. Да, у меня в голове есть своя логика того, как это всё работает, но я никогда не буду объяснять её до мелочей. Я не хочу лишать читателя ощущения загадочности и сказочности.

Единственная вещь, которая казалась мне как автору истории очевидной, но которую большинство читателей могли не понять, — это то, что всё приключение Хэллбоя с тем парнем происходит в момент его (парня) сердечного приступа. Он умирает, и у него остался последний шанс спасти свою душу — с этого и начинается история. Тот факт, что действие происходит в 16-каком-то году, а герой вдруг оказался в Аду в одно время с Хэллбоем, не имеет значения — в этом сказочном мире время нелинейно и не работает по привычным нам законам. Чтобы у читателей не осталось вопросов, было решено сделать последнюю сцену, которой не было в моём первоначальном сценарии, где я показываю, что парень умер, а рядом пускаю титр, что «Он остался хозяином своей души». Произошло это увлекательное приключение, и он умер, дав правильный ответ на загадку демона. Да, он сжульничал в лучших традициях жителей Ада, но не позволил забрать свою душу.

Вообще, я уже давно решил, что эта сказака ляжет в основу моей истории про Хэллбоя, но не вдавался особенно в подробности — герои должны были бродить в поисках решения загадки. Но в чём она заключалась, я не знал даже когда весь выпуск был уже нарисован. Я просто не помнил, что именно было у братьев Гримм. И вот я принялся писать диалоги и дошёл до этой панели, на которой дракон выкашливает ответ на свой вопрос, и она получается в разы нелепее и глупее, чем я мог себе представить. Я помню, как думал, что сейчас будет какой-то хитрый ответ в стиле загадки Сфинкса, а получилась эта странная чепуха с блюдом, ожидающим по прибытию в Ад. Да, иногда выходят такие забавные моментя, иногда мне везёт, и элементы первоисточника идеально ложатся в мои истории. Я не думаю, что сам смог бы придумать какую-то умную загадку для умирающего человека, который желает спасти свою душу, поэтому оставил версию братьев Гримм. Она действительно смешная.

Hellboy in Hell #6: The Death Card

Здесь я многих расстрою, но на момент выхода интервью шестой выпуск ещё не появился в продаже (собственно, в своё время это интервью и было подготовкой к его релизу). Поэтому и аналогичных комментариев со стороны Майка к нему, к сожалению, не существует.

В качестве альтернативы предлагаю вспомнить наше с Романом уже, можно сказать, классическое обсуждение этого сюжета (вторая публикация в рубрике, между прочим!).

В заключении представляю вам превью завтрашнего выпуска Hellboy in Hell, первой части сюжета The Hounds of Pluto. В интернете можно найти ещё несколько страниц, однако я специально решил их не выкладывать, чтобы не «спойлерить» слишком сильно историю и не показывать раньше времени интересные художественные решения, которыми этот выпуск будет особенно богат.

Источник: The A.V. Club

Ещё много интересного
26.04.2017, 11:00 — Станислав Шаргородский
ДНК от Станислава Шаргородского. 'nuff said
1525 19
19.03.2015, 11:36 — Евгений Еронин
Реакция на историю с обложкой Batgirl вскрыла большую проблему российской комикс-культуры.
14943 269
05.06.2015, 08:11 — Евгений Еронин
UPDATE: Вышел второй тизер!
15765 142