RSS
Hellboymedia

Создатели рубрики
Станислав Шаргородский и Роман Котков

Заставка
Ярослав Астапеев

Рекомендуем

Hellboymedia #23: B.P.R.D. — End of Days

04.03.2016, 16:08 — Станислав Шаргородский 2969 4

The end is nigh, the End of Days! Hell on Earth, второй маcштабный цикл серии B.P.R.D., завершится уже в этом году. И похоже, что закончится ещё плачевней для нашего мира, чем в своё время закончился Plague of Frogs. Но пока война не проиграна, сражаться будут до последнего. Особенно, когда наступает финальный бой.

Арк End of Days (B.P.R.D. Hell on Earth #135-139) повествует о том, что случается, когда человечество прижимают к стене, и нет больше возможности отступать назад. О том, что произошло в этом грандиозном сюжете, и пойдёт речь в сегодняшнем выпуске. Поехали.

Начну в этот раз в ином порядке, а именно сразу с вердикта. Ключевая заслуга всего арка — непредсказуемость. Посудите сами, Ссжет с самого первого номера вёл к печальному концу, но перед финалом кардинально развернулся в тональном плане. Что не помешало ему закончиться на ещё более мрачной ноте, чем та, которая была изначально «обещана». При этом получился End of Days очень неровным — какие-то его части скроены ладно, а какие-то разваливаются на лоскуты. Всё вместе оставляет смешанное впечатление от сюжета. При желании, можно даже говорить об общей неудовлетворённости. Особенно на фоне того, что могло бы быть.

И виноваты в этом, как мне видится, оба создателя.

Джону Аркуди не всегда удаётся находить баланс между всеми сюжетными линиями, которых в Hell on Earth, благодаря распухшему касту, вдвое больше, чем во времена Plague of Frogs. На идеальный The Reign of the Black Flame приходится хромающий на обе ноги Flesh and Stone. В этом плане End of Days ближе ко второму, хотя он и вышел более сфокусированным. Особенно это видно в начале, когда Джон просто мечется по арку в надежде успеть до основного действа расставить все акценты. Ближе к финалу ситуация выправляется, когда на передний план выводится одна линия, которая, к слову, основной становится лишь в середине.

Гораздо проще всех собак повесить на Лоуренса Кэмпбелла. Никто не станет утверждать, что он — оптимальный выбор на роль художника. Тем не менее, и сильно инородным элементом, как может показаться, он тоже не является. Лоуренс мастерски владеет одним из двух компонентов, жизненноважных для этого арка. Он хорошо работает с персонажами и умеет создавать необходимое напряжение в сценах с ними. При этом, это напряжение не только внешнее, но и внутреннее для каждого героя отдельно. Он также умело создаёт нужную атмосферу безысходности — есть что-то гнетущее во всех сценах с Огдру Джахад. Само название арка как раз хорошо передано в работе художника с настроением.

За последнее время Лоуренс достаточно сильно «прокачался» и в плане сторителлинга. Среди применённых им в этом арке решений есть как и видные невооружённым глазом (нынче модный приём из кинематографа с единым планом без склеек — когда мы от «сестры» Феникс, отдаляясь, переходим к палате и видим всех действующих лиц), так и более незаметные и хитрые (оцените, как художник работает с масштабом в сцене прибытия Лиз и Йохана на базу ССС — всё начинается с мелкой детали, сигареты, а потом Лоуренс идёт на укрупнение через героев, вертолёт, авианосец, чтобы завершить всё большим разворотом с Огдру Джахад).

Настоящая проблема возникает, когда мы доходим до кульминации, занимающей «всего-то» 2/3 арка — сражения с Блэк Флэймом. Причём эта кульминация не только конкретно этого сюжета, но и последних 2-3 лет серии. Здесь от художника требовалось передать две вещи: пафосность и интенсивность происходящего. Если в плане пафоса и грандиозности, выражающейся в статичных кадрах, Лоуренс чувствует себя уверенно — когда Блэк Флэйм что-то говорит, ты чувствуешь вес каждого слова, — то в плане динамики и, скажем, озверения бой очень слаб и не выдерживает никаких сравнений с первым аналогичным сражением в The Reign of the Black Flame в исполнении Джеймса Харрена. Хотя кажется, что у Кэмпбелла есть потенциал и в работе с таким материалом. Посмотрите на страницу с разъярённым Йоханом, когда он добивает мёртвого врага — это пример того, какой могла бы быть вся сцена. К сожалению, этот компонент был критичен, и провисание по нему серьёзно ударило по общему впечатлению от арт-составляющей арка.


С общими ощущениями от арка определились, давайте теперь разберёмся с тем, что же произошло.

Mortis Semper Vincit

Блэк Флэйм погиб, но не перестал быть энигмой. Но раз его линия завершилась, попробую разобраться, кем же он всё-таки был. Есть четыре ключевых момента.

Первый. Моё изначальное предположение о том, что в Блэк Флэйме не осталось ничего от его предыдущего «носителя», оказалось ошибочным. Он до сих пор откликается на имя Лэндиса Поупа и до сих пор неприкрыто демонстрирует привязанность к своему бывшему подчинённому Марстену. Следовательно, Поуп не только смог не позволить сущности Пламени взять вверх, но и научился управлять её могуществом — колоссальное достижение, потому что обычно такая грандиозная сила сводит человека с ума.


Второй. Благодаря О’Доннелу мы узнали об особенностях «взаимоотношений» между Огдру Джахад и его слугами. На протяжении истории было достаточно последователей Дракона, но среди них всегда были особенные, скажем так, высшие жрицы. Они были наиболее приближенными к Огдру Джахад, что позволяло им формировать с ним крепкую связь. Она, в свою очередь, давала им огромные силы, ключевая из которых — возможность черпать энергию из всего живого. Дракон поглощал её основной объём, накопленный слугами, а им оставлял излишки. Полагаю, что именно по такой схеме работала Нимуэ и, в меньшей степени, Распутин.

Третий. После «смерти» в King of Fear частица души Блэк Флэйма оказалась в непосредственной близости от тюрьмы Огдру Джахад — там и была установлена связь. Но, в отличие от остальных последователей, ему удалось вывести отношения с Драконом не на одну, а сразу на две ступени выше. Первым шагом стал отказ делиться энергией, что мы как раз видели в The Reign of the Black Flame — там он буквально слился со своим окружением, став с ним единым организмом (так называемым «живым островом Манхэттен»). Дальше — больше. Он не только перестал делиться энергией, но и развернул поток в обратное направление — теперь уже он черпает энергию из Дракона. Созданная Огдру Джахад связь, призванная управлять своими слугами, backfired (простите, не смог подобрать лаконичный русский аналог). И в таком статусе Блэк Флэйм, безусловно, был самым могущественным эмиссаром тьмы в Хэллбойвёрсе.

Четвёртый. Благодаря командным усилиям агентов БПРД, связь удалось оборвать. Какое-то время накопившаяся энергия ещё позволяла Блэк Флэйму сражаться на равных с двумя генераторами Врил, но эти запасы были достаточно быстро исчерпаны. А без них он вернулся к, простите, базовому «паверлевелу» Раймунда Дистела. Чтобы справиться с которым тогда хватило одного лишь Следжхаммера. Какие у него были шансы теперь, когда в противоположном углу ринга была ещё и Лиз Шерман?

Без ответа остаются лишь два вопроса:
1. Каким образом душа Блэк Флэйма оказалась рядом с тюрьмой Дракона?
2. Как он смог подчинить себе Огдру Джахад?

По первому вопросу у меня нет особых предположений. А по второму я всё ещё придерживаюсь теории, что Блэк Флэйм является живым воплощением порочного Врила, вдохнувшего жизнь в Дракона, т.е. по сути его условным отцом.

In the end of the day (see, what I did there?) Блэк Флэйм не был типичным злодеем. Лучше всего это характеризует ревёрс «классических» ролей с его противоположностью, Лиз Шерман. Злодей был жизнью, а героиня — смертью, которая, как известно, всегда побеждает.

Team Effort

Одно из основных отличий Hell on Earth от Plague of Frogs заключается в том, что второй цикл не является полноценным командным комиксом, если таковым его вообще можно называть. Это связано с нестабильным кастом и, как следствие, выливается в редкие проявления командных действий. End of Days в этом плане выделился и стал яркой иллюстрацией того, о чём я писал в своих статьях Ogdrupocalypse Solution — нет единственного решения проблемы, есть набор факторов, которые вместе способны привести к положительному результату. И в этот раз таких факторов было аж шесть. И на каждом из них я хотел бы остановиться поподробнее.

Ещё со времён финала King of Fear многие ждали возвращение МакУиртера. Дождались, и вышло оно достаточно странным. Будем честны, его важность во многом нагнеталась самими читателями, потому что «не зря же его тогда показали!». К тому же мы прекрасно знали, что ребята из общества Оаннес достаточно изобретательные и кто-кто, а они способны найти альтернативное решение Врилу. И МакУиртер действительно его нашёл. Он сделал то, на что Йохан убил последний год-полтора деятельности B.P.R.D. после возвращения Лиз Шерман — пытался найти альтернативу её силе. МакУиртер в итоге использовал ту же технологию, с помощью которой он и его коллеги в своё время едва не получили огромную силу. Только тогда резервуаром для душ было не оружие, а искусственно созданные тела (что забавно, последнее из оставшихся тел стало контейнером для Чёрного Пламени, но, к сожалению, это никак не было обыграно). Созданное оружие, используещее души в качестве патронов, оказались невероятно эффективным.

Но в славе МакУиртер пробыл недолго — стоило ему приблизиться к первой серьёзной угрозе в лице Блэк Флэйма, как его тут же не просто выводят из игры, а убивают. И это, мягко говоря, удивляет. С одной стороны, понятно, что это такое заявление: «не будет простых решений!». Тем более, когда это решение появляется как «рояль в кустах» — оно никак не вытекало из истории, и после прочтения даже не особо понятно, почему оно работает. Почему души людей способны навредить Огдру Хем, когда последние неоднократно использовали эти самые души как контейнеры для своей сущности? С другой стороны, смерть МакУиртера не очень ложится в драматургию арка. Его возвращение подавалось с помпой, и в тот момент, когда он начал оправдывать возложенные ожидания, его просто устраняют. Притом делают этого без какой либо надежды на сопротивление. Одна секунда, и он уже мёртв. Возможно, МакУиртер ещё послужит дальше. Например, его оружие попробуют как-то растиражировать, хотя, учитывая морально-этический аспект его использования, я в этом сильно сомневаюсь. Возможно, в дальнейшем будут как-то задействованы технологии, которые поддерживали его жизнь. Но, чтобы там не придумали, это всё равно не отменит того факта, что персонажа просто напросто слили.


Изначально Говардс предстал перед читателями этакой Хэллбой-версией Конана, который в первую очередь ориентируется на свои безупречные боевые навыки. Но достаточно быстро (во Flesh and Stone) стало ясно, что его главное оружие — отнюдь не физическая сила, а знания, унаследованные от Галла Деннара. Но тогда он просто воспользовался тем оружием, которое для него создал духовный отец. В этой же истории всё пошло дальше — Говардс модифицировал оружие и смог на его основе создать мощнейшее заклинание. Это не было прямо проговорено, но подразумевается, что именно он написал письмо Панье. Чернилами, которые были магически заряжены — их он соскрёб со своих камней. Тут возникает резонный вопрос: «есть ли предел его возможностям?». Потому что таким образом можно постоянно придумывать кучу разных заклинаний, что, согласитесь, будет не очень честным ходом со стороны Джона и его приемника. Но их отчасти тоже можно понять — ещё не настало время раскрывать все карты перед читателями. И особенно ту, что называется «возможности агента Говардса».


Шончин — единственный из выстреливших в арке факторов, о котором сложно сказать что-то новое. Он всё такая же deus ex machina, которая в нужный момент применяется и, кажется, обладает безграничными силами и возможностями (тут ему даже Говардс/Деннар не чета). В данном случае, правда, его вклад был самым незначительным (если так вообще можно сказать, учитывая, что убери любое звено, не было бы никакой цепочки) — он всего лишь помог Панье правильно прочесть заклинание. Кстати, интересный момент, что Шончин редко делает что-то сам — на память приходит только спасение всего отряда БПРД, когда Лиз Шерман расколола планету. А так его роль обычно заключается в условном консультировании — он научил Лиз Шерман извлекать Врил, а Панье помог разобрать письмо Говардса.

В одном из интервью после того, как Джон объявил о своём уходе с серии, ему задали вопрос: «есть ли что-то, что он так и не успел сделать на серии?». И он ответил, что единственное, о чём он сожалеет — это то, что не смог до конца развить персонажа Паньи. Сейчас создаётся ощущение, что её усиленная важность в последнее время (а она не только здесь отметилась, но ещё и в «Эйбе») продиктована именно этим упущением. Аркуди пытается ншл компенсировать, Скотт со своей стороны помогает, и Панья выходит на передний план.

А ведь о ней до сих пор практически ничего неизвестно. Есть только понимание, что она знает гораздо больше, чем говорит. В то же время Панья не пытается что-то изменить. Она знает, какая судьба уготована Эйбу, но не старается на неё повлиять — вместо этого пытается подготовить к ней самого героя. Она, скорее всего, знает, что ждёт БПРД, и, полагаю, считает грядущие события неизбежными и все попытки их предотвратить тщетными. Так по крайней мере она себя ведёт 90% времени. Но здесь вдруг Панья начала занимать проактивную позицию, что связано с тем, что между ней и Феникс в ходе всех их телепатических сеансов возникла связь. Аналогичная связь в своё время была у неё с Лиз Шерман, когда ту кошмарил Мемнан Саа. В такие моменты Панья обретает объём — она не просто ехидничает и ругается из-за своих питомцев, она о ком-то заботится, обнажая свои слабости. Тем интересней, как эта линия будет развиваться дальше.


Лиз Шерман прошла очень длинный путь от маленькой запуганной девочки до воительницы с несгибаемой волей. А ведь ещё 10 лет назад, когда только начинался цикл Plague of Frogs, она влачила жалкое существование. Потом, после пары лет «терапии» в Агарте, Лиз начала обретать контроль над своими силами, но даже тогда её было достаточно просто сломить психологически. Мемнан Саа, не прикладывая каких-то сверхусилий, смог подчинить её себе, чтобы в конце первого цикла окончательно добить. Затем произошёл и физический надлом, когда она стала жертвой землетрясения в Юте. Но после событий Lake of Fire всё изменилось — Лиз не только восстановилась, но и стала абсолютно непроницаемой для любых атак. Большую часть боя против Блэк Флэйма у неё и Йохана практически не было шансов. А это, на минутку, два самых могущественных оружия БПРД, и если не они, то кто? Но на Лиз эта безысходность не оказывала никакого влияния, в отличие от Йохана, который в конце был уже на грани. Та же история была и в битве с Огдру Джахад. Йохан, который в принципе не способен уставать, был измотан сражением и не мог его продолжить, в то время как Лиз без устали «одаряла» всех своим смертельным пламенем. Она стала совершенным оружием.

Не за чьей линией не интересно так наблюдать, как за линией Йохана. Этот арк наглядно показал, насколько сильно персонаж изменился с момента своего появления. Есть два характерных момента, которые не вяжутся не только с Йоханом десятилетней давности, но и с Йоханом вчерашним.

Первый — их диалог с МакУиртером в подводной лодке, когда Йохан впервые видит, что именно подпитывает оружие. Я напомню, что в своей (хронологически) первой истории (ориджине под названием The Ectoplasmic Man), когда он погиб, но не умер, и был этим фактом раздавлен, к «жизни» его заставил вернуться один демон, который поглощал души умерших. Тогда Йохана, который был не понаслышке знаком с жизнью после смерти, возмутил тот факт, что этот демон лишает души погибших посмертного покоя. Тоже самое делает и МакУиртер, только в промышленных масштабах. Ведь неважно, для чего собираются души, чтобы насытить демона или чтобы уничтожить Огдру Хем, — морально-этическая сторона от этого не меняется. Но здесь Йохан, хоть и переживает, никак не вмешивается. В истории Nothing, Nowhere, Never он уже успел продемонстрировать, что иногда цель оправдывает средства — здесь он лишь закрепил эту черту.

Второй — когда Йохан был уже сражён Блэк Флэймом, ему было сделано предложение покинуть бренный мир и присоединиться к вечности. По сути, это самый логичный финал для Йохана, как персонажа. Это тот путь, который он проделал от простого человека до сверхсущности, которой уже чужда человечность. Но он отказывается, не сдаётся и вместо этого возвращается в бой. Чтобы в конечном итоге внести свой вклад в победу над Блэк Флэймом. А заодно разрушить моё предположение, что этот арк он не переживёт. Теперь интересно узнать, когда же он решит, что сделал достаточно для нашего мира, и согласится его покинуть.

The Devil You Know

В заключении вернусь к тому, с чего начал. Арк получился очень непредсказуемым в плане эмоциональной тональности финала — по ходу действия сюжет несколько раз искусно «обманывает» читателя. Он начинается так, что ты ждёшь худшего (победы Блэк Флэйма и смерти кого-то из героев), а потом то худшее, что ты ждёшь, внезапно не случается. И в тот момент, когда ты думаешь, что кризис позади (первый этап глобального кризиса Огдру Джахад ещё никуда не делся), возникает новый.

Вообще, на протяжении последних арков больнее всего было наблюдать за тем, как Иосиф, простите, «ломается» — этот процесс начался сразу после Нью-Йорка. Но до последнего теплилась надежда, что он свой персональный кризис сможет пережить. Тем обиднее, что надлом произошёл на фоне условно-положительного развития событий. И он предпринял самый отчаянный из всех отчаянных шагов — он освободил Варвару.

Я очень сомневаюсь, что от Варвары избавятся уже в следующем арке — это не МакУиртер. Нееет, линия Варвары, подозреваю, станет ключевой во всём третьем цикле. После того, как Хэллбой вскрыл горло Сатане, а рабочий класс чертей вспорол животы аристократии, Варвара осталась единственным генералом и де факто самым главным демоном во всём аду. И именно она способна обрушить армию Ада (не ту, что ждёт Хэллбоя, а ту, что составляют его текущие жители) на Землю, сделав ад на ней с большой буквы «А». Кроме того, как мы знаем ещё со времён 1946, Варвара способна подчинить себе и прочую нечисть, проживающую в нашем мире. Например, вампиров, которые уже несколько столетий ждут своего часа. Ну и в качестве «вишенки на торте» вброшу небольшое предположение о том, что Варвара потенциально могла быть одним из тех духов, что создали Огдру Джахад. Серьёзная заявка на основную партию, не правда ли?

Ещё много интересного
22.06.2017, 12:00 — Евгений Еронин
Сегодня в «лучшей рубрике о комиксах» страшный «детский» комикс от фламандского картуниста Брехта Эвенса.
572 5
21.06.2017, 12:00 — Антон Иванов
У Антона к вам очень серьезный разговор.
1322 11
19.03.2015, 11:36 — Евгений Еронин
Реакция на историю с обложкой Batgirl вскрыла большую проблему российской комикс-культуры.
15546 271