RSS
Рекомендуем

ИМХО: Детская болезнь издания комиксов в России на одном конкретном примере

05.08.2016, 11:43 — Редакция 7099 97

Данный текст был прислан на почту Редакции автором, который пожелал сохранить анонимность.

С незапамятных времен среди самураев просьба стать кайсяку считалась плохим предзнаменованием. Причина этого в том, что кайсяку не приобретает славы, даже если хорошо совершил свое дело. Но если, по какой-то случайности, он совершит оплошность, он опозорит себя до конца жизни.

Хагакурэ.

Теория

Индустрия издания комиксов в России больна детской болезнью. Ее симптомы известны всякому, кто купил и прочел хотя бы пару изданных на русском переводных книг. Орфографические и пунктуационные ошибки, исчезающие пузыри текста, некачественный перевод и т.д. – вот как себя проявляет эта болезнь. Особенно в этом плане удручает последнее – уровень качества перевода. За качество самого материала пока особо беспокоиться не приходится. Так как индустрия только начала свой путь, она обладает достаточно широким набором качественных источников, к которым может обращаться. Почему же качественный оригинал доходит до русского читателя искаженным, извращенным, а то и вовсе нечитабельным? Причина состоит в относительной молодости и потому неопытности издательств и их сотрудников, занимающихся выпуском комиксов вообще и переводчиков, в частности.

Решить проблему плохих переводов (то есть плохих переводчиков) можно было бы несколькими способами.

Способ 1. Повышение ставки переводчика. Сейчас переводчик стандартного тома в 130 страниц (то есть примерно 1 авторского листа текста) на полученный от перевода гонорар едва ли сможет сходить один раз в приличный ресторан, не говоря уже о том, чтобы содержать себя своим же трудом. Такие расценки естественно привлекают либо начинающих переводчиков, готовых взяться за любую работу, либо молодых людей, имеющих другие источники дохода. Обе эти категории по определению не могут выдавать переводы хорошего качества: первые слишком неопытны, вторые же не желают (не имеют возможности) вкладывать в свою работу достаточно сил, хотя бы потому, что она не основная. Повышение ставки переводчика смогло бы привлечь в индустрию большее количество опытных профессионалов, тем самым повысив уровень конкуренции и, следовательно, качества переводов.

Способ 2. Работа невидимой руки рынка. Недавнее появление и потому бурный рост индустрии неизбежно привел к перенасыщению рынка. Если вы хоть как-то следите за выходом комиксов на родном языке, то знаете, что теперь в неделю выходит чуть ли не полдесятка томов. И такая тенденция со временем будет только усиливаться, пока будет спрос. У среднего покупателя уже не хватает денег на покупку всей выходящей продукции. Это значит, что со временем покупатель начнет обращать все больше внимания на качество изданий; начнет «голосовать рублем», так сказать. Данный процесс рано или поздно выдавит с рынка «некачественные» издательства и оставит «качественные». В результате автоматически повысится как конкуренция между переводчиками, так и переводческая ставка.

Способ 3. Усилия сообщества. Описанные выше два способа имеют серьезные недостатки. Первый является быстродействующим, однако шанс, что молодые издательства осознано совершат такой шаг – ничтожен. Второй может сработать только в долгосрочной перспективе. Кроме того, реальность рыночного капитализма куда богаче и непредсказуемее простой теоретической схемы. Так что всего вышеуказанного может и не случиться. Однако у читателей есть не только пассивная (рублем), но и активная возможность влиять на качество русскоязычных изданий комиксов. Читатели способны мотивировать переводчика с помощью обратной связи. Мотивировать можно позитивно (хваля хороший труд) или негативно (понося плохую работу). Идеальным вариантом было бы создание рейтинга переводчиков, основанного на их достижениях и провалах. В случае его существования читатель, при покупке, смог бы ориентироваться, основывая выбор в пользу того или иного произведения на имени переводчика (благо, как уже было сказано, пока что качество оригинальных материалов – за несколькими исключениями – претензий не вызывает). Но можно обойтись и без рейтинга, просто выдвигая претензии к уже вышедшим переводам, конечно же, не забывая при этом упоминать имени переводчика.

Практика

Чтобы не быть голословным, я приведу разбор только что вышедшего комикса от «Комильфо» – «Росомаха. Нуар», переводчиком которого выступил Илья Бройдо-Барцыц.

Проблемы с переводом начинаются уже на первой странице:

Будем двигаться по порядку. В тесте оригинала речь идет не просто про железную дорогу, а про «надземную железную дорогу» («elevated railway») без этой детали совершенно неясно, почему дорога «закрывает собой солнце». Но она в переводе опущена. И это первый шаг к гибели всей фразы.

Далее. В русском языке существует устойчивое выражение «плевать в душу», которое означает «оскорблять в лучших чувствах», «оскорблять самое сокровенное в ком-либо». В переводе же выходит так, что «железная дорога… плюется… пеплом и маслом… в души». Ясно, что неодушевленный предмет не может оскорбить одушевленный. По-видимому, переводчик пытался сохранить оригинальное выражение «проклятые души», и вышло так, что он наложил одно устойчивое выражение на другое, разрушив тем самым оба. Более приемлемым вариантом было бы заменить английский троп «damned souls», на русский «забытые Богом люди», например. Тем более, что в оригинале дорога как раз «плюется» на, а не в «души». А происходит это потому, что она «надземная». Но перевод уже это упустил и теперь нагнать не сможет.

Далее. Из перевода совершенно не ясно откуда берутся «эти проклятые души». Местоимение «эти» подразумевает конкретных людей, но контекст не дает нам ни намека на их существование. В данном случае речь идет о людях, находящихся под дорогой: «damned souls below», перевод же вовсе опускает эту деталь, внося несуразицу. (Опускает, потому что не было дано пояснения про то, что дорога «надземная»). Возможно лучше было бы перевести иначе: «закрывая собой солнце, плюясь раскаленным пеплом и маслом вниз, на забытых Богом людей». Заметили ли вы что в предложенном варианте изменено время глаголов? Изменено оно с прошлого на настоящее, потому, что в оригинале стоит именно настоящее. У переводчика не было повода менять время всех глаголов в этом предложении, но он зачем-то это сделал.

Наконец приходит время для тонкостей этого предложения. В оригинале дорога не «скрипит на всю округу», она своим «скрипом разрывает небеса» («screeching it’s way through the sky»). Так перевод намеренно упускает метафору, которую мог бы сохранить, лишая текст не только оригинальной нуар-интонации, но и литературного звучания. Придирок к обедненным метафорам по тексту огромное множество. Вот буквально на следующей плашке перевод почему-то превращает нечто «адски страшное» в нечто «очень жуткое». 

На второй странице появляется один из бичей современного комиксного перевода – заимствования.

Есть английский воровской термин «jack roller», в переводе специально указано, что у этого термина есть полностью совпадающий по значению русский воровской термин «лебежатник». Возникает вопрос, почему нельзя было перевести английское слово русским? Зачем вместо перевода была дана транскрипция оригинала? Это, как если бы вместо перевода термина «father in law» термином «свекор/тесть» (смотря по смыслу), его бы просто транскрибировали в «фазер ин ло». И ладно, если бы этот термин встречался только раз – в названии главы – но нет, в тексте он возникает еще как минимум трижды, каждый раз ломая звучание русского слога.

Страница шесть показывает, насколько большим злом является переводческая лень: 

Не буду повторяться по поводу произвольного перевода; в данном случае слова «creeps» как «воришки». Сосредоточусь на другом.

Технически предпоследняя фраза Марико переведена точно, но она совершенно не вписывается в диалог. И более того, опять лишает его смысла. «выглядеть роскошно» - это не «область», это навык или умение. Можно было бы перевести: «Такого навыка я еще в себе не выработала». Но можно и вообще не давать определений, скажем, переведя диалог следующим образом: «Просто старайтесь не выглядеть слишком роскошно. – Никогда раньше передо мной такой задачи не стояло, мистер Логан». Возможностей передать ту же мысль более приемлемыми словами множество. Но отчего-то перевод ими не пользуется.   

На восьмой странице перевод снова показывает свое отношение к русскому языку:

В русском есть устойчивое выражение «приходить в восторг». Восторг никого не «захватывает» (в лучшем случае «охватывает»), да и «possessed» тут было бы вернее перевести как «овладевал». Но даже в этом варианте перевода остается серьезная проблема. Слово «восторг» не имеет в русском той христианской коннотации, которую оно имеет в оригинале (у нас такую коннотацию имеет слово «благодать»). Более того, в данном контексте значение слова «rapture» носит отрицательный моральный оттенок, чего не скажешь о «восторге». У нас есть свое слово для обозначения религиозного транса – «исступление». Тогда лучшим переводом было бы «но всегда наступал момент, когда он впадал в исступление…».

На следующей странице перевод снова допускает контекстную ошибку, извращая смысл фразы:

Роуз не живет в церкви вместе с Логаном (на что указывается по сюжету). А это значит, что она зашла за льдом не в «соседнюю комнату», которая вообще не появляется на рисунке, а к «ближайшему соседу» – то есть в церковь, где и находится главный герой. 

Буквально через страницу перевод снова демонстрирует, что слабо понимает, о чем именно идет речь в комиксе:

Перевод замечает, что под «Великой войной» имеется в виду Первая мировая, после чего вдруг дает «the armistice», как «перемирие». Во-первых, контекст подсказывает, что в данном случае фразу «after the armistice», следует переводить просто как «после войны». Во-вторых, это же подсказывает и сам текст. В Первую мировую было много перемирий между разными сторонами, раз есть определенный артикль, но ранее нет упоминаний ни о каких перемириях, значит речь идет о завершении всей войны, тем более что слово «armistice» может иметь такое значение.

Далее. Даже не знаю, что сказать. Буквально переведенная фраза «там он узнал про ножи» ничего кроме смеха не вызывает, потому что подразумевается, что взрослый мужчина, прошедший войну, до поездки на Восток не видел ножей. Почему было не дать, например, «Там он научился обращению с ножами», или «Там он познакомился с холодным оружием», что угодно, только не дословный перевод, убивающий смысл фразы.

Смитти вообще не повезло:

На сорок девятой странице он сначала «спился»/«had descended into alcohol abuse», а потом «умер от истощения»/«died of consumption». Слово «спился» в русском, как правило уже подразумевает смерть, да и вариант перевода «умер от истощения», кажется не очень удачным. Пожалуй, было бы лучше перевести «запил» и «упился до смерти».

И дальше то же самое по кругу:

Перевод просто игнорирует смысл оригинального текста, при этом сам оставаясь бессмысленным или – что еще хуже – привнося смысл, которого в тексте нет. В оригинале мы наблюдаем игру слов «runs» как «стрелки» на колготках превращаются в «the runs» - «жуткое дерьмо библейских пропорций». Но вместо того, чтобы подобрать метафору, подходящую для русского языка – например, «Шлюхи говорят, что Бауэри похож на пару штанов, только что надетых нищим. Всего несколько дней, и вот они уже полностью в дерьме», - перевод снова уходит в сторону буквальности, при этом забывая, что термин «стрелка» в русском жаргоне тоже есть. Получается, что переводчик, давая буквальный перевод, еще и зачем-то намекает на какие-то «стрелки», которые забивают между собой жители Бауэри.

Честно говоря, такими ошибками изобилует практически каждая страница, и разбирать их все нет смысла. Но есть одна, которая заслуживает особого внимания:

Фраза «В пустоте его руки» – это перевод уровня «Поезд делает бум». Даром, что последняя, во-первых, имеет хоть какой-то смысл, а, во-вторых, переведена людьми, среди которых (насколько мне известно) не было ни одного носителя русского языка. Нет смысла говорить, что это снова буквальный (словно промтом сделанный) перевод, причем буквальный перевод английской идиомы, суть которой можно было понять из контекста, то есть, не зная ее саму. Есть смысл поговорить о другом. Создается впечатление, что после того, как перевод был завершен и прошел коррекцию (sic!), никто его не читал вообще. Ни сам переводчик, ни уж тем более редактор. Я не говорю про то, что его не сравнивали с оригиналом, нет, простого прочтения хватило бы, чтобы понять, что перевод сделан из рук вон плохо, что чудовищно исковеркан смысл текста, что уничтожены оригинальные метафоры, что просто неправильно переведены слова. И усугубляет эту беду то, что в комиксе всего 100 страниц – 4 выпуска, а это значит, что в нем не наберется и одного авторского листа текста. То есть редактор мог бы его прочесть минут за сорок, внимательно – за час. Но не стал этого делать. В результате на полках магазинов появился некондиционный продукт, не отвечающий никаким стандартам качества.

Итог

Заключая, я хотел бы вернуться к началу – к эпиграфу. Труд переводчика сложен и неблагодарен. Но если он хорошо сделан, то идет на благо нам всем. И потому мы все должны проявлять заинтересованность в постоянном повышении его качества.

P.S. Пока готовился этот материал успел выйти «Человек-паук. Нуар» от того же переводчика полный точно таких же проблем.

Ещё много интересного
22.03.2017, 12:00 — Андрей Ложенко
НА ЭТОЙ НЕДЕЛЕ В КОМИКСАХ: недостойный Тор достоин; в обложке «Синего Жука» почему-то чудится «Самурай Джек»; кого Финн Джонс будет винить в случае провала и этого «Кулака»? Рэй Фоукс хочет казаться Дэвидом Мэком и Дэйвом Маккином одновременно; волшебные сущности из другого мира, чья сила связанна с драгоценными камнями; президентская кампания и зомби; X-O Mattowar!
902 6
19.03.2015, 11:36 — Евгений Еронин
Реакция на историю с обложкой Batgirl вскрыла большую проблему российской комикс-культуры.
14511 269
05.06.2015, 08:11 — Евгений Еронин
UPDATE: Вышел второй тизер!
15346 142