RSS
Рекомендуем

РЕЦЕНЗИЯ: Constantine #1-22

24.02.2015, 11:49 — Алексей Замский 2910 0

Сериал «Constantine» — не единственный источник очередной дозы никотина, пардон, Константина на сегодняшний день. Основным местом обитания английского пройдохи всегда были комиксы, и сегодня мы воспользуемся привычной площадкой, чтобы посмотреть, в каком состоянии находится одноименная комикс-серия. По начинающей складываться традиции «Ларош читает, чтобы вам не пришлось», я взялся за 22 выпуска, чтобы узнать, хороши ли они и какой там Джон Константайн. Кое-где в тексте будут спойлеры, но ничего особенно важного.

Начнем с экскурса в историю, которым я постараюсь вас не утомлять и который нужен для помещения серии «Constantine» в контекст. Как большинство читателей знает, после первого появления у Алана Мура в серии «Swamp Thing» Джон Константайн довольно быстро обосновался в собственном тайтле «Hellblazer». Об истории серии можно многое узнать в цикле публикаций, которые делали люди куда умнее и начитаннее меня. В этой серии и ей подобных «серьезных» комиксах импринта «Vertigo» Джон и существовал до недавнего времени. Между большой DC-вселенной и комиксами «Vertigo» дверь открывалась в одну сторону — супергероям давали погостить в «серьезных» комиксах (вернее, авторам серьезных комиксов давали с ними поиграть), но мрачных птенцов гнезда Карен Бергер не выпускали наружу. Да и пользовались дверью этой очень редко. «Hellblazer» сохранял популярность — не столько всеобщее поклонение, сколько безусловную любовь фанатов и почтительное отношение ширнармасс — достаточную, чтобы бесперебойно выходить четверть века и удерживать свой собственный уголок мейнстримных комиксов. Фишки серии были общеизвестны даже среди тех, кто ее не читал — Джон Константайн стареет практически в реальном времени, «характер скверный, не женат», не хочет быть героем и истории о нем лучше описываются выражениями «влипает в неприятности» и «проворачивает дела», чем какими-то привычными фразами о подвигах и приключениях. Авторы на тайтл подбирались сплошь уважаемые — обычно либо из тех, кто писал про оккультизм, либо из тех, кто писал про криминал.

Масштабный «перезапуск» вселенной DC (который мы называем «New 52», потому что так и не изобрели нормального прозвища для него) был устроен с намерением охватить все, решительно все жанры, из которых можно сделать супергеройский комикс, хотят они того или нет. Мистика и хоррор, давно откочевавшие в «Vertigo», тоже были нужны для полного комплекта — поэтому в волне «новых первых номеров» появилась серия «Justice League Dark». Издатели решили — пусть у нас будет еще один командный супергероический комикс, но про магию. Чтобы можно было сделать пострашнее и пожестче, а еще чтобы собрать всех волшебников нашей вселенной и держать их на виду — вдруг понадобятся. В этой серии в основной мир DC и вернулся Джон Константайн, помолодевший практически до первых номеров своей серии. Писать поставили Питера Миллигана, который в тот момент уже пару лет как руководил серией «Hellblazer» с Константайном пожилым. Тут бы всем и почувствовать неладное.

Но Миллиган всех убеждал, что отлично справится писать двух Константайнов — матерого для взрослых и глянцевого для подростков, и что вообще его взяли на «JLD» по результатам лимитки «Flashpoint: Secret Seven» (о достоинствах которых умолчим и будем долго смотреть в сторону). «Justice League Dark» по первости не взлетела, потому что Миллиган как всегда обращал больше внимания на цветные круги за своими закрытыми веками, чем на аудиторию. Делал он ровно то же, что на «Secret Seven», но, если от «семерки» оставалось ощущение похода на выставку концептуального искусства — «Захватываще, но непонятно. Наверное, дело во мне» — то на «JLD» читабельностью серии и увлекательностью ее для мифических «новых читателей» он не интересовался вовсе. Судя по тому, что довольно быстро ему предложили собирать игрушки и освобождать помещение, дело было уже не во мне, а в Миллигане.

Как пошли дела у «JLD» дальше, можно узнать из моей рецензии, а сейчас нам важно знать только, что Миллигана на тайтле сменил человек-оркестр Джефф Лемир, в «New 52» получивший на разных этапах ВСЕ бывшие комиксы «Vertigo» (не считая супергероики и прочих). И вот где-то в это время «DC Comics» объявила о том, что «Hellblazer» закончится на юбилейном трехсотом выпуске, а после этого Джон Константайн войдет в основную хронологию New 52 в том самом виде, в котором мы уже познакомились с ним в «JLD». Передача стильного-модного-молодежного Джона Константайна от Миллигана Лемиру состоялась, таким образом, сразу на двух тайтлах. Безусловно, нашлось много людей, которые громко — в колонках и интервью — выразили неудовольствие такой заменой. Основные опасения заключались в том, что Константайн от самого момента своего создания был персонажем для «серьезных» комиксов и в нынешнем супергеройском климате будет смотреться неубедительно либо должен будет сильно поменяться и утратить индивидуальность, за которую мы все тут его и любим. И точно, в «JLD» Джон выглядел по большей части скучно. Но там это можно было объяснить. Все-таки Миллиган писал сразу две версии одного героя, и все хорошее попадало в одну, а другой доставалось только самое необходимое, типа плаща, галстука и словечек из серии «Ах, это по-британски!» Издательство, как могло, оправдывалось, фаны беспокоились, все остальные не понимали, о чем шум — в конце концов, Константайн виделся с Бэтменом еще при Алане Муре.

Все это приводит нас к зиме 2013 года, когда стартовала серия «Constantine», в которой, напоминаю, Джон снова стал молодым, попал в один мир с супергероями и перестал материться. Серия выходит с тех пор, и самый свежий номер появился на прошлой неделе, когда вся редакция «Спайдермедии» была поглощена комиксами про шпионов и всадников Апокалипсиса. Как всякий комикс, перезапускаемый с цифры «один», «Constantine» без сомнения рассчитан на привлечение новой аудитории, первое знакомство с персонажем и начинание всего, что только можно, с чистого листа. Посмотрим, хорошо ли он справился с этой задачей и что стал делать потом. А, да, секундная остановка. Я надеюсь, все понимают, что «настоящим» и «ненастоящим» Джон Константайн в собственном комиксе быть не может? Каким бы он ни был у новых авторов, нам теперь с ним жить. Мы можем только выяснить, хороший и интересный ли получился комикс и насколько живой в нем протагонист.

Первые номера серии будущий ее рулевой Рэй Фоукс делал совместно с Джеффом Лемиром, и судя по всему, этот последний был приглашен специально для управления перезапуском. А задача у «перезапуска» Константайна стояла весьма любопытная. В отличие от многих других персонажей, которые нуждаются в полудюжине смен авторов и двух-трех деконструкциях, прежде чем обретут неповторимое лицо и уникальные сюжетные функции, Джон выпрыгнул на страницу уже готовым. В классическом арке «Американская готика» Алана Мура уже есть все, что вы ассоциируете с Константайном — он «голубой воротничок», использует треп и обман вместо магии, блестяще манипулирует людьми и существами гораздо умнее и могущественнее его, легко жертвует союзниками, в том числе близкими, ради поставленной задачи, а также курит «Силк Кат», носит коричневый плащ и красный галстук и служит экскурсоводом по магическим мирам и изнанке реальности (в каковой роли, кстати, лучше всего смотрится до сих пор). Различий буквально два: он еще далеко не тот ублюдок с камнем вместо сердца, которого станут писать позже, и пока еще он умеет пользоваться утюгом и бритвой.

В «JLD» Миллиган, чтобы не придумывать ничего нового, откатывает Константайна именно к этому образу — включая, кстати, роман с Затанной (который у Мура был смелым ходом, взявшимся из ниоткуда) и желание Константайна владеть волшебным домом (только там это был дом Барона Винтера, хотя про Дома Тайн и Секретов солнце наше Алан Мур тоже не забывает). Никаких новых черт Миллиган не добавляет, и Лемиру, помимо повторения за ним, приходится решать очень масштабную проблему: у существования Джона Константайна теперь должен быть смысл. В «Hellblazer» такой необходимости не возникало — Джон просто жил себе и жил, а потом опять случалась какая-нибудь неприятность или кто-то соблазнял его аферой, от которой он не мог отказаться. У Миллигана уже требовалось соответствие стандартам супергероических комиксов, но он разыграл ту же карту, что и Мур — Джону нужно было спасать мир. Даже самые мизантропичные антигерои предпочтут, чтобы мир никуда не делся, ведь у них же там все вещи хранятся, да и алкоголь после конца света не продают. Но чтобы в «свежей» DC-хронологии, где никакие супергерои не существуют больше четверти века, Джон Константайн мог держать собственную комикс-серию, ему нужна была причина постоянно отправляться на подвиги.

Лемир с задачей справился, как на мой вкус, блестяще — Джон у него из соображений собственной выгоды поддерживает мировое равновесие. Он следит, чтобы никто в магическом мире не стал слишком сильным, потому что иначе заставят ходить строем или строить светлое будущее, а не хочется. И про разные способы стать значительно могущественнее Джон старается узнавать раньше других, чтобы такие возможности нейтрализовывать. Себе он большую власть не берет, чтобы не наступила большая ответственность. В результате получается герой, у которого есть мотивации активно действовать, ввязываться в заварушки и побеждать злодеев, и при этом он может продолжать быть неприятным типом, подавать плохой пример и жертвовать товарищами направо и налево. Не все инновации Лемира, однако, одинаково хороши.

В своем ране на «JLD» он использует особенно возмутительный вид вайтвошинга персонажей и делает фирменный стиль Джона... американским. Нет, Джон Константайн все так же происходит с благословенной британской земли. Но мы узнаем, что все серьезные магические дела делаются в США, и когда молодой Джон приезжает туда, он учится у волшебника по имени Ник Некро. Этот самый Ник Некро (который отнял титул самого нелепо названного персонажа магической части DC-вселенной у многолетнего чемпиона Антона Аркана) произвел на Джона неизгладимое впечатление и тот стал подражать учителю во всем, от манеры держаться до выбора галстука. Более того, свой фирменный плащ Джон буквально снял с мертвого тела Ника. Потому что США — центр вселенной и даже британские панк-колдуны неполноценны, пока не ассимилируются в звездно-полосатую культуру. В таком виде (только менее стильного, чем у Алана Мура) мы и получаем Константайна в первом выпуске новой серии. Сценаристами там указаны Джефф Лемир и Рэй Фоукс. Лемир нужен только для перезапуска персонажа и упрощения взлета. С пятого номера и по сей час Фоукс будет писать серию «Constantine» один.

Первый номер, в принципе, может служить хорошей стартовой точкой для знакомства с персонажем (или его новой версией). Здесь есть все элементы, повторение которых в дальнейшем должно создать узнаваемое лицо серии: «нуарный» закадровый монолог, в котором Джон поучает нас про магию, демонстрация главного героя в действии и изложение его «избирательной программы», переход с «уличного» уровня приключений в грандиозный магический мир (чтобы показать нам, что впереди ждет и то, и другое). Джон даже успевает победить врага хитростью, без особого сожаления угробить союзника и познакомить нас с постоянными антагонистами, Культом холодного пламени. Этот культ сделан по методу «хорошо забытое старое», выкопан из ветхих комиксов и переиначен для современных нужд. Самое слабое, пожалуй, его место — это что во главе культа стоят четыре персонажа, имена которых новому читателю ничего не говорят, а по внешности их ничего понять нельзя. Впрочем, «олдовый» читатель тоже не извлечет так уж много из имен великих магов Культа (Затара, Саргон, Таннарак и Мистер Е.), потому что кроме имен у новых версий персонажей со старыми очень мало общего.

В первом же выпуске устанавливаются и два новых для комиксов о Константайне правила: он путешествует по всему земному шару и совмещает самоуверенный треп с активным применением магии, которой хорошо владеет. Это понятные шаги — «магические» истории требуют путешествий в разные заколдованные места, а также чтобы герои применяли суперспособности. А болтовня — приятное добавление, не более. Как говорится в таких случаях, если бы мы хотели почитать, то взяли бы книжку без картинок. В таком виде серия выглядела очень перспективно. Ну да, для фанатов «Hellblazer» она была, наверное, как безалкогольное пиво, но давайте смотреть на нее отдельно и непредвзято. Главный герой получался интересным, хоть и типовым (еще бы, этих антигероев последние двадцать лет с Константайна и срисовывали), налицо и сразу присутствовали все элементы формулы, за воспроизведением которой к серии можно возвращаться сорок-пятьдесят выпусков, мифология легко помещалась в одну голову и не вызывала необходимости все время возвращаться к прочитанному. Все, в общем, было хорошо. Ну, разве что «мясо» сюжета подводило. В первом арке Джон Константайн мотается по свету, чтобы не дать Культу холодного пламени завладеть Компасом Кройдона. Все более чем традиционно — волшебный предмет разделен на части и спрятан в разных местах, нужно успеть найти его раньше, чем неприятели.

Большей частью Джон, как ему и положено, выпутывается из неприятностей — но не столько благодаря своему уму, сколько потому что противостоит полным идиотам. И конечно, конструкция компаса не совсем такова, как представляют маги, и конечно, у Джона есть козырь в рукаве для того, чтобы выйти победителем в финале сюжета. Здесь вводится еще один элемент, смысл которого мне непонятен, разве что так Лемир и Фоукс демонстративно рвут с прошлым серии: Джон проклят и не может жить в Лондоне. Даже короткое пребывание на родине заставляет его сильно страдать, так что в лондонской части приключения он почти бессилен (не то чтобы это повлияло на что-то в сюжете) и поскорее убирается назад в Нью-Йорк.

До своего ухода с серии Лемир успевает еще ввести в сюжет Папу Миднайта и Спектра. Трудно избавиться от мысли, что сделано это было в том числе по указке «сверху», потому что телесериал «Constantine» уже явно начал разрабатываться, принимались решения о том, какие персонажи в нем появятся, и нужно было «освежить» их в комиксе. Но, конечно, ничего общего с телеверсиями у комиксных вариантов нет. На этом этапе серию красит Марчелло Майоло, и в его исполнении комикс похож на скриншоты видеоигры с модным эффектом «целл-шейдинг». Хорош ли Ренато Гуэдес как художник, за такими цветами разобрать практически нельзя — если вас не травмируют пластиковые руки и лица, то нелепые тени, сделанные для галочки, уж точно нагонят и добьют. Заметно только, что магию Гуэдес рисует неинтересно, и это особенно заметно, потому что магию тут рисуют часто. Но далеко не ему одному из художников «Constantine» можно высказать такую претензию.

После «установочной сессии», когда имя Лемира пропадает с обложек и серией безраздельно владеет Фоукс, комикс поочередно заболевает всеми детскими болезнями «New 52». Сначала он пробует обвести читателей вокруг пальца — нас заставляют переживать за участь главного героя, хотя мы с ним едва знакомы. Чтобы как следует надавить нам на чувства, используют ссылки на прошлое Джона. А мы ведь этого прошлого можем и не знать! Что нам «случай в Ньюкастле», если мы впервые взяли комикс с Джоном Константайном в руки? Что нам «все, кто погиб вокруг него», если на наших глазах погибла только пара персонажей? Что нам «все его сокровища», если мы не видели не только как их собирали, но даже как их применяют? Затем серию топят тай-ины к «большим событиям».

Апофеоз — история, которая хронологически вставляется между двумя давно вышедшими номерами «JLD» и заканчивается словами «continued (retroactively) in Trinity War, next up — Forever Evil». Ага, мы вот тоже подумали — зачем нам покупать ежемесячно именную серию персонажа, купим-ка мы сразу в трейдах. Сюжет прыгает из серии в серию, так что, если кто после «Constantine #10» возьмет комикс с названием «Constantine #11» с ожиданием, что история продолжится с того места, где закончилась в прошлый раз — я сочувствую. Надо покупать лимитку с ивентом и еще десяток тай-инов, по которым движется история. Я понимаю, что в мейнстримной супергероике уже какое-то время так принято, но не перестал еще считать, что это — неуважение к читателю. Откроешь очередной номер — а там внезапно все поменялось, повылезали какие-то новые персонажи, которых и в энциклопедии не найдешь, а другие герои, наоборот, пропали вместе с их сюжетными линиями. И это поверх новых волшебных вещей и новых «правил игры» для старых персонажей, чем Фоукс занимается в своем основном сюжете.

С ними, кстати, беда. Как писать убедительного плута, Фоукс не знает, и поэтому обходится тем, что раз за разом загоняет Джона в угол, а потом подсовывает ему козырь в рукав. В комиксах про магию это давно известная кривая дорожка — поскольку любой волшебный предмет может делать что угодно, в ключевой момент он и будет делать что угодно. Неожиданные развязки отдельных выпусков, может быть, и будоражат чью-то кровь, но я думаю, что они покажутся «незаслуженными» даже для тех, у кого этот комикс будет одним из первых комиксов вообще. Все это можно было бы простить и списать на высокий творческий замысел — дескать, чтобы мы с восторгом смотрели на секреты, которыми полон Джон Константайн, и обманывались вместе с его врагами. Но основная история, которую Фоукс пишет первый год — простая и скучная. Как именно писать эту историю, он определиться не может. От большинства элементов «формулы» Лемира он избавляется, не заменяя их ничем, а в сюжете тянет резину, как только может. Раз за разом пробует он всевозможные способы строить сюжет выпуска — но выходят не захватывающие истории, а формальные упражнения. То ли ему очень скучно, то ли он просто плохой сценарист.

Знаете, как иногда создатели напрямую говорят через комикс, вплетают метакомментарий прямо в сюжет? Чтобы не ходить за примерами далеко — герои «JLD» в конце рана Миллигана говорят друг другу: «Что с того, что наша работа была недолгой и прошла незамеченной — это не значит, что она была зря». Трудно избавиться от ощущения, что, когда в седьмом номере Рэй Фоукс пишет «Множество артефактов из схрона Джона Константайна лежит у ног Таннарака, их древняя и богатая история не имеет для него значения. Его не волнуют истории, у него нет времени на легенды. Единственная ценность, которую они представляют, это та, которую он может поглотить (consume)», он тоже пишет метакомментарий. Сознательно или бессознательно — другой вопрос. Пришедшая во второй половине года новая «постоянная» арт-команда из ACO и Брэда Андерсона не делает комикс визуально интереснее — персонажи срисовываются с типовых моделей и принимают неловкие позы, а визуальные эффекты вроде типографских точек на фоне или резких теней выглядят произвольно выбранными и никак не работают на стилистику и драматизм истории. «Постоянность» команды я взял в кавычки, потому что за 22 номера на серии сменилось ужасное количество художников, каждый из которых притащил собственное видение (впрочем, ничего крепче кефира) и в итоге никто не дал серии лица. Смотрите. Первые шесть номеров сделали Гуэдес/Майоло, кроме четвертого, где подменяет Фабиано Невес.

Седьмой номер взяла подменная команда Кудрански/Калиж, после которой начали ACO и Андерсон, причем 7-8 номера — история из двух частей, и от этого смена артеров особенно заметна. С 9 по 13 карандаш перебрасывали от ACO к Бени Лобелу, потому что «Constantine» вплетался в «Forever Evil: Blight» и Лобел, видимо, дорисовывал особенно важные для единства стиля «Blight» места. Хотя какое там единство стиля... Потом ACO уступил место Эдгару Салазару, а Брэд Андерсон — супругам Хори, и они еще поиграли в чехарду, меняясь напарниками, чтобы смена стиля прошла плавнее. Думаете, Салазар (и инкер Джей Лейстен) надолго закрепились на серии после этого? Нет, уже с 18 номера рисовать стал Джереми Хон и рисует до сих пор.

В смысле визуальной стороны этого комикса самое слабое его место при любом художнике — изображение магии. Все будто бы знают только два способа — рисовать «мистические энергии» как расходящиеся в разные стороны молнии и цветные струи жидкости либо просто рисовать неровные линии и осыпать их края «кирби-крэклом». Линий, струй и дымов на страницу валят как можно больше и делают их как можно ярче, чтобы в результате за этой свистопляской спрятать и скучную композицию, и невыразительные фигуры. А поскольку сейчас и «обычные» драки супергероев рисуют с большим количеством разрядов электричества, спидлайнов и вспышек света, черная магия вообще никак не выделяется. Комикс превращается в обычную супергероику, только герои носят сорочки вместо трико — может быть, таков и был замысел руководства? Если да, то иначе как «самосаботажем» такую редакционную политику назвать нельзя. Но вернемся к сюжету. Глобальные события DC-вселенной не отпускают «Constantine», и даже если мы пропустим все, что связано с «Форевер Ивил», у нас будет только небольшая передышка перед тем, как Джон попадет под перекрестный обстрел события «World’s End» (или формально это не событие?) и снова будет заниматься не тем, что ему положено. К счастью, сюжет выпусков 18-22 (и, видимо, дальше) хотя бы представляет из себя связную историю о путешествии Константайна в параллельный мир. В той же части, где серия переплеталась с «Forever Evil», сквозного сюжета не было вообще. Для читателя, который берет раз в месяц пять-шесть разрозненных серий, те номера вообще непроницаемы.

Передышка между двумя глобалками — в общем, самое интересное в серии до сих пор. Ровно с тринадцатого выпуска, то есть со второго года серии, Фоукс начинает писать серию уверенно и последовательно. Что, впрочем, еще не значит «хорошо». Выпуски на время становятся относительно законченными историями, в каждой из которых Джон сталкивается с какой-нибудь мистической сущностью. Эта сущность угрожает ему смертью, происходит неразборчивая схватка с визуальными эффектами, заслоняющими картинку, а потом Джон применяет какой-то трюк, о котором читатель ничего не подозревал, и побеждает. Чтобы трюки не выглядели совсем уж дешевыми, иногда в начале номера показывается какой-нибудь намек на то, чем комикс закончится — но скорее, чтобы отмахнуться от читателя, чем в качестве настоящего предвосхищения событий.

По доброй традиции последнего времени, единственная стоящая из этих коротких историй находится вообще за пределами серии — в ван-шоте «Futures End: Constantine». Рэй Фоукс там не то чтобы прыгает выше головы, но по крайней мере ему удается интересный законченный рассказ — никак, в общем, не касающийся «Futures End». Арт-команда там тоже существенно сильнее — в общем, непонятно, что мешает титульной серии быть такого же качества. Плюс к маленьким сюжетам постепенно развивается большой — как Джон копает под Культ холодного пламени, а Культ ищет способ с ним разделаться. И, как это положено в современных сериалах, весь «бэкграунд» конфликта крутится вокруг биографии Джона Константайна и его детских травм — крепкая и интересная формула, предложенная Лемиром, по большому счету забыта.

Конечно, большой сюжет у Фоукса в той же степени зависит от козырей, которые Константайн до сих пор носил с собой, но скрывал от читателя. Но все хорошее в современной супергероике довольно быстро заканчивается — вот и «передышка» открывает дорогу для большого арка о том, как Джон попал на Землю-2. На которой все плохо, но, чтобы разбираться в этом, надо читать совсем другие серии, а прямо из «Constantine» довольно трудно врубиться, что тут к чему. Джон понемногу ищет способ выбраться с Земли-2 домой — и тут Фоукс опять тянет резину, как может. В сравнении с тем, как чуть раньше он упаковывал сюжет в один-два номера, это особенно заметно. Но тут у Фоукса есть оправдание — ему явно нужно просто дотянуть до весны, а там «Convergence» и хоть трава не расти. Зачем в таких условиях сочинять три сюжета, если можно размазать один, причем вроде как максимально близкий к «Convergence» по наполнению (параллельные вселенные, встречи персонажей «из разных сказок»)?

Хон/Хори — лучшие художники из тех, что работали на серии, но материал, который им досталось изображать, не позволяет раскрыть их потенциал полностью. Чаще магических дуэлей и «мистических энергий» (которые удаются им лучше, чем предшественникам) им достаются катаклизмы и разрушения, а потом — космические картины, в которых нет никакой сверхзадачи, кроме «нарисуйте нам что-нибудь грандиозное». Ну и тысячи парадемонов, куда без них. Но, по крайней мере, у Хона/Хори получается добротный, местами даже красивый комикс. А что они не отступают сильно от «домашнего стиля» DC — так после всего, что рисовалось на этой серии раньше, так даже лучше.

Все это приводит нас к 22 выпуску, в котором Фоукс замахивается на то, что рано или поздно хочет сделать любой автор, пишущий в DC про мистику — Джон и группа спасаемых им людей (я обещал не спойлерить важных вещей) пробиваются между мирами, и читателю последовательно открываются панорамы разных измерений. Все, как обычно — Рай, ад, Green, Rot. Нигде Фоукс особенно не задерживается, потому что кроме «и тут тоже все поел проклятый Апоколипс» ему нечего сказать. То ли редакторы так велели, то ли сам Фоукс не придумал ничего интереснее. В итоге выпуск получается скучным и незапоминающимся. Можно возразить, что сравниваем мы это путешествие с работами живых классиков вроде Мура и Геймана, но Фоукса ведь никто не заставлял с ними тягаться, правда? Получается странно — сначала ты читаешь про то, как Джон едет под дождем в машине, и думаешь, как же это нудно и ни за чем, кроме как заполнить пространство выпуска, не нужно. А потом ты читаешь про то, как Джон спасается от Дарксайда — и хочешь назад, к дождю и машине.

Фоукс до самого конца остается сценаристом, который пишет совершенно незапоминающиеся диалоги. Все самое интересное в его тексте позаимствовано у предшественников (Мура, Миллигана, Аззарелло), а где он не может заимствовать, там пишет совершенно плоско и мелодраматично. Если вкратце проиллюстрировать ключевой недостаток Фоукса как сценариста, он таков: в десятом номере (который формально не тай-ин ни к чему) в одной длинной сцене встречаются Константайн, Призрачный Странник, Спектр, Бостон Бранд, еще несколько персонажей и самый настоящий Бог, принявший облик маленькой милой собачки. И никто из этих персонажей не произносит ни одной фразы, которую хотелось бы процитировать. Ни одной, тридцать три восклицательных знака! Миллиган и Лемир, повторю, делают лучше с закрытыми глазами.

Новую серию с самого ее запуска критиковали, и все время как-то не за то: то Константайн в ней неправильный, то переосмысление магического мира DC неинтересное, то с любимыми публикой персонажами Фоукс плохо обращается. Это всё — не главное. Сколько раз только на нашей памяти новые авторы ставили характеры персонажей с ног на голову? Сколько раз произносились слова «Все, что вы знаете, теперь не имеет значения»? Такие вещи читатель может стерпеть — если он захочет, чтобы ему сделали «как в старых комиксах», он пойдет и перечитает эти старые комиксы. Комикс должен делать только одну вещь — рассказывать интересную историю, одновременно скроенную по установленным ранее правилам, потому что читатель покупает конкретную серию ради ассоциирующегося с ней сорта историй и ждет только приятных сюрпризов, и достаточно свежую, чтобы читатель не подумал, что он уже сто раз это видел, знает, что будет дальше, и бросил читать. Вот именно этот потенциал, изначально заложенный, когда Лемир и Фоукс работали в паре, и был потерян.

За последние два года городское фэнтези тут сменялось приключениями с налетом хоррора, истории о маге-обманщике — историями о космических катаклизмах. Не появилось «правил», по которым работает история, и любой сюжетный поворот к лучшему или к худшему выскакивает на нас из-за угла. Персонажи, кроме главного героя (в голову которого мы можем залезть с помощью его внутреннего монолога) не продвинулись дальше картонок «злой волшебник» и «не такой уж злой, просто эгоистичный волшебник». Ни одну из сюжетных линий Фоукс не продолжает достаточно долго, завершать задуманные сюжеты ему мешает не то редакционная политика, не то собственная неуклюжесть, и все это покрыто толстым слоем неинтересного рисунка. Что мы имеем на дне стакана? Комикс, который ни за чем не нужно читать — в нем очень мало захватывающего, интересного или хотя бы просто нового.

Из «Константайна» не получилось ни супергеройской, ни мистической серии, и все, что в нем есть — это непротиворечиво и местами интересно написанный главный герой. Серия про Константайна нужна не для того, чтобы ее читали саму по себе, а, чтобы все, кто встретит Джона в других сериях (а ему на роду было написано соваться в самую гущу глобальных кроссоверов, просто этим давно никто не пользовался) могли узнать про него больше из его персональной серии. «Осовременивание» Джона прошло успешно, но и только. Надеяться на то, что Фоукс найдет лицо серии, как сценарист, уже бесполезно — у него было 22 попытки. Сможет ли серию в дальнейшем выпрямить во весь рост другой сценарист — время покажет. Вместо этой скукотищи лично я перечитал бы старые комиксы. Они в наших краях получают гораздо меньше любви, чем заслуживают.

al-ib, 24.02.2015 12:02:37
начинал с темной лиги и доскакал почти до конца форевер ивил и дропнул. - тоска смертная и беззубая. Хотя сцена с кровавыми Джонами константинами повеселила
DoMoWoI, 24.02.2015 13:02:03
по мне так лучшее, что с джоном было в нью-52 это мини сюжет про дерево виски в серии swamp thing
Citizen X, 24.02.2015 17:02:08
Я называю нью52 новой вселенной, меня нравится такое определение, без заморочек

Фоукс - никакой. Я не читал константина, но по другим работам такое впечатление. Он может что-то делать разве что на подхвате да и то
Хотя может я чего и не знаю мужик где-то стреляет, или выстрелит какой-то работой как банн например
Shargor, 24.02.2015 17:02:36
Авторские работы у Фоукса хорошие.
Citizen X, 24.02.2015 18:02:27
Что можно заценить?
Shargor, 24.02.2015 18:02:57
One Soul и The People Inside.
Citizen X, 24.02.2015 18:02:54
ага, спасибо
Unkind, 24.02.2015 17:02:23
Есть у New 52 что-то годное достойное МАСТрида? А то я только Gotham By Midnight читаю и то из патологической любви к Бене Темплсмиту.
Citizen X, 24.02.2015 18:02:57
Чудо женщина азарело. Фонарь джонса - как часть общего рана разве что. Флеш манапуля и буччелато мне нравился (и их детективы сейчас тоже), но не уверен насчет мастрида. Экшн комикс моррисона - ну там не все однозначно. Экшн комикс пака, тоже вряд ли мастрид, но достойный уровень.
Да много было и наверное есть хороших комиксов в диси. Есть чего почитать
hedsar, 25.02.2015 02:02:02
Что-то там про психотропного Animal Man рассказывали. Можешь полистать.
Ещё много интересного
04.02.2009, 12:51 — Александр Моисеенко
В рамках массовых гуляний в честь 70-летия Марвел – на сайте компании предлагается выбрать 70 величайших комиксов за всю историю издательства. К вашему распоряжению – огромный список комиксов, некоторые из которых можно даже скачать
971 1
19.03.2015, 11:36 — Евгений Еронин
Реакция на историю с обложкой Batgirl вскрыла большую проблему российской комикс-культуры.
21476 273
05.06.2015, 08:11 — Евгений Еронин
UPDATE: Вышел второй тизер!
21231 142