RSS
Hellboymedia

Создатели рубрики
Станислав Шаргородский и Роман Котков

Заставка
Ярослав Астапеев

Рекомендуем

Hellboymedia Classic: B.P.R.D. — 1946

29.10.2015, 15:54 — Станислав Шаргородский 7125 13

«XL Media» издала свой первый спинофф «Хэллбоя». На Спайдермедии в самом разгаре неделя хоррора. Сразу два достойнейших повода вспомнить настоящую классику Хэллбойвёрса, один из лучших и важнейших сюжетов вселенной — B.P.R.D.: 1946 (B.P.R.D.: 1946 #1-5).

В этот раз я немного схитрил в плане выбора собеседника. Мне совершенно не пришлось ломать голову над тем, кому есть что сказать по поводу этой серии. Сегодняшний собеседник сам уже давно дал чёткий ответ на этот вопрос. Так что встречайте, дебют (в обсуждениях рубрики) манга-гуру Евгения Кольчугина. Полагаю, что с такой экспрессией в Хэллбоймедии вы ещё не сталкивались. Поехали.

Важный момент! Здесь речь пойдёт только о самой истории BPRD: 1946. Издание «XL Media» будет рассмотрено во всех подробностях отдельно (уже завтра). Кроме того, имейте в виду, что в обсуждении есть несколько важных спойлеров, так что читайте на свой страх и риск.

Станислав Шаргородский: Женя, я думаю, многие в курсе, что именно эта история является одной из твоих любимейших во всём Хэллбойвёрсе. Но прежде, чем мы приступим к ней, расскажи о том, как ты в целом относишься ко вселенной, которую столь бережно вот уже больше 20 лет создают Миньола и сотоварищи.

Евгений Кольчугин: Не буду ходить вокруг да около, скажу категорично: Хэллбойвёрс — самая эффективная в пространстве комикса вселенная, которая дарит полноценный рацион эмоций на квадратный «фрейм». Серьёзно. Из комиксов можно читать только Хэллбойвёрс и всё, этого достаточно для полноценного комикс-потребления. Ни ярче, ни здоровее, ни читабельнее, чем Хэллбойвёрс, продукта в комиксах вы не получите.

При этом мой путь в Хэллбойвёрс до ужаса примитивен, скучен и стандартен. 2 ч/б ТПБ от «Прайм-Еврознака» оттолкнули меня от этой вселенной на много лет. Фильмы ещё более убедили, что «Хэллбой» нечто посредственно серое, но потом ты пришёл в чат старой «Медии» и с таким пылом начал рассказывать про эту вселенную, что я не мог не попробовать ещё раз. И спасибо тебе огромное за это! И вот теперь я здесь и сейчас езмь верный солдат Хэллбойвёрса, осознающий его всепоглащающее величие и скорбящий о его слишком тихой (на мой взгляд) популярности. Закрыв последнюю страницу практически любого комикса из этой вселенной, хочется выбегать на улицу и, выпучив в любовной аффектации глаза, орать всему миру в небо: «Читайте, глупцы! Это идеально!». Миньола, Аркуди, Стюарт, Фегредо изобрели совершенную формулу комикса и не собираются ею ни с кем больше делиться. Меня это полностью устраивает.

Станислав: Хех, честно говоря, не помню уже, когда был мой «приход в чат и пылкий рассказ про Хэллбойвёрс», поэтому такой вопрос: ты до этого сюжета читал истории последовательно, с планомерным раскрытием мифологии или проглатывал целыми сериями? Я к чему спрашиваю — на меня в своё время такой скачок к истокам бюро произвёл огромное впечатление. Сейчас в это сложно поверить, но тогда события прошлого Хэллбойвёрса были полны тайн и загадок, к ним появлялись периодические отсылки в событиях настоящего, но полноценного погружения доселе не было. Потом появилась первая мини «Лобстера», а за ней как раз 1946.

Евгений: К моему счастью, ты постелил идеальную ковровую дорожку перед воротами в Хэллбойвёрс. Я читал всё по твоему кропотливо составленному списку и постоянно ловил себя на мысли, что это просто невероятно, насколько мельчайшие детали ладно пригнаны друг к другу, и как эффектно работают те или иные отсылки, и насколько ВОВРЕМЯ они подаются при чтении. Потом уже пришло понимание, что прочитанное выходило с большим отрывом по времени друг от друга, и тогда меня по-настоящему осенило величие Миньолы и Аркуди. КАК МОЖНО ДЕРЖАТЬ НАСТОЛЬКО ОГРОМНЫЙ МАССИВ МЕЛКИХ ДЕТАЛЕЙ У СЕБЯ В ГОЛОВЕ ТАКОЕ КОЛИЧЕСТВО ВРЕМЕНИ?

Касательно 1946-го года и вообще прошлого Хэллбойвёрса, безусловно, интерес появлялся, когда встречаешь в настоящих событиях отсылки к делам минувших дней, но испорченный всеядным поглощением комиксов вообще и привыкший к посредственным бэк-апам «большой двойки» я сначала не придавал этому особого внимания. Вообще, к слову, Хэллбойвёрс идеально подойдёт людям, для которых комиксы — это чистый лист, прочитанное вне его, наоборот, мешает кристально чистому потреблению этого кокаина. Так вот, начитавшись тех же нулевых номеров DC New 52, сложно вообще воспринимать бэк-апы и приквелы как таковые всерьёз, и тут я открываю 1946, и на меня огромным титановым кулаком сваливается прямо в темечко идеально цементированная по мысли и по форме ВСЕЛЕННАЯ. Это был поразительный «экспириенс», настоящее землетрясение, от которого я до сих пор и не отошел.

Станислав: Знаешь, я тоже долгое время поражался тому, как Майк все заранее пишет и продумывает. Но со временем понял, что он большую часть сюжета и вот этих вот связей сочиняет на ходу. Безусловно, в его голове множество идей, которым он то тут, то там находит применение. Безусловно, у него есть общее представление о, простите, континьюти. Но он ни разу не «планнинг фрик», как какой-нибудь Хикман. У Майка есть любимый приём — между делом помянуть о каких-то событиях давно минувших дней, при этом не раскрывая особых подробностей и ничего не обещая. Ничего. Так он оставляет за собой свободу выбора. Он всегда может вернуться к тем событиям, если захочет, и если появится подходящая ИСТОРИЯ. Как появилась здесь.

Я всегда считал смерть Бруттенхольма уже в дебютной истории большой ошибкой. Понятно, какой смысл был в неё вложен, но мы в самом начале потеряли потрясающего персонажа с огромным приключенческим потенциалом. А потом Майк ясно дал понять, что пропущенные 50 лет не останутся неизведанными, и появление истории с Тревором стало лишь вопросом времени. Мини-серия 1946 подарила нам, пожалуй, его самую яркую роль на текущий момент. И это стало одной из основных причин, почему я так люблю эту историю.

Евгений: Я то сам как раз вообще не обратил на Бруттенхольма внимания. Для меня он отыграл статистом в открывающем эпизоде, и я честно про него забыл. Более того, почему я говорю, что при прочтении «Хэллбоя» лучше бы иметь кристально чистое комиксное прошлое. Бруттенхольм сразу проассоциировался у меня с неудачной копией Ксавье из «Людей Икс», и я даже был рад, что его так быстро убрали со сцены. Сложно поверить, что спустя 14 лет (!) после его убийства в Hellboy: Seed of Destruction появляется настолько реалистичный и прекрасный в исполнении комикс про Бруттенхольма, который становится не только цементирующим вселенную, но и в личном фаворитизме главнее основной линейки.

Стас, как ты думаешь, почему Миньола вернулся к Бруттенхольму спустя 14 лет и именно в 2008 году? Не раньше, не позже, а вот тогда? У меня есть теория, но вначале хотелось бы узнать твоё мнение.

Станислав: Судя по тому, что ты акцентируешь внимание на цифрах, ты видишь в этом «возвращении» какой-то скрытый и особенный смысл. У меня в этом плане видение попроще. Эта серия не привносила в шедший тогда цикл Plague of Frogs какую-то особую ценность. В отличие от вышедших примерно в то же время мини-серий Lobster Johnson: The Iron Prometheus и Witchfinder: In the Service of Angels — они дополняли линию Мартина Гилфрида/Мемнан Саа. Из этого я делаю вывод, что выход серии не был сюжетно привязан к событиям настоящего и, следовательно, мог выйти в любое другое время. Поэтому я вижу две причины, почему именно тогда. Во-первых, желание вернуться к истокам бюро у Майка было давно, просто до этого не находилось подходящей авторской команды, а теперь она появилась (Дайсарт и Азасета). Очень часто многие идеи Майка откладываются до тех пор, пока не будет найден нужный соавтор, свежий пример — Joe Golem. Во-вторых, Гай Дэвис хоть и быстрый художник, но даже ему требовалось время, особенно перед последней трилогией Scorched Earth, завершившей «Лягушачью Чуму». Вот ему его и предоставили, временно заменив события настоящего событиями прошлого.

Евгений: Безусловно, ты лучше меня знаешь и понимаешь Хэллбойвёрс, и твоя версия выглядит крепко, но мне хотелось бы верить (да, я отдаю себе отчёт в том, что это скорее всего лишь мои влажные домыслы, не имеющие с реальностью ничего общего) в следующую причину.

В 2008 году Миньола морально и физически готовился к своей вершине, целенаправленно идя к Hellboy: The Fury, к экзистенциальной кульминации, к смерти Хэллбоя. К слову, The Fury — это зенит, это недосягаемый пик вообще всего Хэллбойвёрса (извините, что отвлекаюсь). Так вот, Миньола готовится убить своего героя. Позади годы скитаний Хэллбоя, забвение в океане и запой в Англии, плюс куча разрозненных уан-шотов, и совсем далеко позади условное начало в Hellboy: Conqueror Worm, которое на самом деле в мозгу у Миньолы висит в воздухе абсолютно без опоры (и мы теперь, прочитав все бэк-апы, это тоже понимаем). Итак, Миньола подобрал все свои мускулы к финальному броску. На «БПРД» шикарно тащит Аркуди, и этот фланг закрыт, т.е. можно сосредоточиться на центре. Но как двинуться в финал, если нет начала? Миньола это понимает. Нужна история-контрапункт, которая высветит трагедию Хэллбоя ещё мощнее, ещё пронзительнее. И так рождается 1946. Ведь что такое 1946 по сути? Это не только стартовая точка многих линий, которые получат свою кульминацию в финале The Storm и The Fury, но и идеальная закольцовка истории Conqueror Worm самой на себе. Т.е. можно читать бесконечно по кругу Conqueror Worm -> 1946 -> Conqueror Worm и офигевать, насколько вдвоём они составляют совершенную идеальную сферу сюжета. Я, возможно, загоняюсь, но мне бы очень хотелось, чтобы у Миньолы был ПЛАН и появление этой истории ох как было не случайно.

Станислав: Творчество Миньолы хорошо в том числе и тем, что оно оставляет свободу в интерпретировании. В этом плане мне очень нравится момент в послесловии, когда Дайсарт начинает рассказывать о своем видении Хэллбоя как аллегории холодной войны и т.д, на что Майк говорит, что ему просто нравится рисовать нацистов. В этот момент гений и распознаётся. Мы, простые люди, пытающиеся рационализировать и структурировать творческий процесс, видим в этом ПЛАН. А Майк просто действует по наитию. Он просто создаёт, оставляя всех в недоумении, как же всё продумано. Так и в твоём случае. Вот тебе нравится эта версия, и ты видишь её смысловую ценность, и никто не опровергнет её верность. Даже сам Миньола. Хотя, если продолжать твою мысль, то я так называемый контрапункт скорее вижу в Hellboy: Midnight Circus, который шире и глубже раскрывает отношения Хэллбоя со своим «отцом». Да и нарисован он Фегредо.

А вот в чём ты однозначно прав, и что никак не зависит от интерпретаций — это роль фон Клемпта во всём Хэллбойвёрсе. Я уже говорил об этом однажды, готов повториться и сейчас — он является катализатором многих ключевых событий в жизни Хэллбоя и бюро. Не говоря уже о том, что он стал одним из двух первых злодеев всего Хэллбойвёрса, засветившись в промо-истории. Фон Клемпт был врагом Красного во время первой миссии, был врагом и в последней. И здесь столкновение с ним даёт мощный толчок в развитии организации. Поэтому при первом прочтении именно появление фон Клемпта для меня стало тем самым «обалдеть, как всё связано» моментом. Это говорит о многом, если учесть присутствие в этой истории Джуреску.

Евгений: Именно! Фон Клемпт меня порвал. Вообще, персонажу не повезло с концептом. На фоне реалистичных и выпуклых персонажей он сильно выбивается из ряда, и в сознании большинства читателей он автоматически отсекается от «сторилайна» именно из-за своего безумного концепта. Хотя это центральное лицо двух мистических нацистких программ, послуживших катализатором к созданию Б.П.Р.Д., и косвенный участник третьей программы, благодаря которой и явился миру Хэллбой. Сложно представить безумную голову краеугольным камнем сюжета, и большинство читателей переключаются на более «зрелищных» персон — на Джуреску или ту же Варвару.

Я сказал о реалистичности персонажей. Сразу извинюсь, меня немного сейчас снесёт в сторону. Комиксы как таковые очень близки к религии. Чтобы они работали, в них надо ВЕРИТЬ. Безоговорочно и желательно без оглядки на логику. Иисус ходил по воде. ОК, мы верим. Иисус восстал из мёртвых. ОК, мы верим. Надо креститься сверху вниз, слева направо. ОК, Мы верим. Супермен летает и стреляет лучём из глаз, при этом носит нелепый костюм, а секретом личности являются ОЧКИ. ОК, мы верим. Читая большинство комиксов, нужно отключать голову, нужно не задумываться, ЧТО ты читаешь, и не останавливаться ни на минуту. Потому что как только ты затормозишь весь процесс, включишь логику и сомнение, ты окажешься посреди ГРУДЫ БЕЗУМНОГО МУСОРА. Бэтмен окажется нелепым фриком, Бендис жалким неудачником, написавшим килотонны текста про каких-то идиотов с абсолютно АЛОГИЧНЫМ поведением, а «Ходячие мертвецы» предстанут нелепым бразильским сериалом. Я извиняюсь за капслок, но дело обстоит именно так.

Так вот, Хэллбойвёрс — это чуть ли не единственные комиксы в мире, в которых нет необходимости в вопросе ВЕРЫ. Наоборот, каждый раз, закрывая номер из линейки «Хэллбоя», я с трудом нахожу точку опоры и логические аргументы, уговаривая себя, что этого всего НЕ БЫЛО НА САМОМ ДЕЛЕ. Настолько умно, логично, ОСЯЗАЕМО происходящее в комиксах Хэллбойвёрса. И 1946 — мой самый любимый в этой вселенной сюжет, потому что я, кажется, уже уверен, что нацистские программы «Вампирский штурм» и «Рагнарок» и вправду существовали, а три демона помогли Петру I сделать Россию великой и т.д. Но даже если снизить градус моей восторженности, сложно не заметить, что уже все сто тысяч раз отметили, насколько шедеврально и УМНО Миньола сплетает реальность, существующие мифы человечества и собственное континьюти. В 1946 можно обсуждать каждую деталь, каждую панель. Настолько всё здесь выписано пугающе реалистично. Взгляните в лицо русского огнемётчика. Это лицо ПОБЕДИТЕЛЯ. Он стоит посреди хаоса, смятения, ужаса американских солдат и спокойно нажимает на спусковой крючок. Как? КАК мог это прочуствовать Миньола и принести в комикс? Носитель абсолютно чужеродного к русскому генокода, культуры, восприятия, исторической оценки? Гений. Гений, не иначе.

Станислав: Интересная мысль. Я, признаться, никогда не рассматривал серии Хэллбойвёрса с точки зрения условностей и допущений. Если продолжить твоё наблюдение, то можно отметить совершенно иной принцип построения логического ядра по сравнению с супергероикой. Если последняя временами стесняется своей «нелепости» и пытается псевдонаучно объяснить свои чудеса (убедительность зачастую варьируется от автора к автору), то Миньола и ко на такие мелочи обычно не размениваются. Всех карт никто никогда не раскрывает + присутствует фактор «сказочности», работающей по одному только автору веданным правилам. Т.е. если ты начнёшь копать, то упрёшься либо в особенности этого мира, либо в авторскую недосказанность. Однако незнание того, как здесь всё устроено, не тревожит. Оно легко заменяется уверенностью, что все ответы есть у Майка, и от этого становится спокойней.

Мы много говорим про самого Миньолу, но совершенно опускаем тот факт, что сценарий этой серии принадлежит Джошуа Дайсарту. В том числе и все те детали (советский огнемётчик), о которых ты говоришь, а также большая часть образа самой Варвары. Джошуа, ни много ни мало, является первым существенным со-автором Хэллбойвёрса после Джона Аркуди. А ведь тогда, в 2008 году, когда его ран на Unknown Soldier ещё не взбудоражал умы читателей и критиков, он был не особо известен. А уже был удостоен такой чести — ещё одна победа «скаутской» деятельности Майка и Скотта Элли. Особенно это понимаешь сейчас, когда Дайсарт вырос в очень сильного автора, которого, к большому сожалению, сильно недооценивают.

Евгений: Ооох, меня сейчас опять снесёт, за что прошу прощения, но промолчать не могу. Мне кажется, когда ты работаешь с любым великим Мастером, тебе даётся тот благословенный шанс прыгнуть выше своей головы. Я не знаю, там открываются потайные чакры, натягиваются до предела мысленные жилы, повышается кропотливость. Этому есть куча живых примеров, мой самый любимый из которых «Балабанов-Чадов». Последний космически круто отыграл, ещё будучи мальчишкой, в фильме первого «Война», и казалось бы, вот он, родился новый Данила Багров наших двухтысячных, ура. Затем Чадов отошёл от режиссера, и стало видно, что он обычная посредственность. Как хорошо сказал про него сам Балабанов: «Хороший парень был, подавал надежды, а потом... обосрался». Так вот, конечно, я не знаю, насколько сильно и благотворно влиял на Дайсарта Миньола в 1946. Я лишь плаваю в болотце своих скудоумных мироощущений, но мне кажется именно работа с Мастером дала тот запал Дайсарту, который позволил ему написать шикарного Unknown Soldier, на остаточных после 1946 и 1947 парах. А теперь бензин закончился, и Дайсарт превратился во вполне себе посредственного автора, пишущего вполне себе посредственную супергероику в Valiant. Прости, Стас, знаю, что тебе нравится эта вселенная.

Если уж кому и сыпать дифирамбы помимо Миньолы, то это художнику Полу Азасете. Молодой талант, а как центрально встроился в систему координат Миньолы! Ведь что такое 1946 помимо фундаментального сюжета? Это образы. Образы, образы и ещё раз образы. Они клеймят сознание, выжигают настоящее тавро в твоей голове: «ты, дорогой читатель, теперь мой навсегда». Даже прочитав шесть раз 1946, я не устаю перелистывать страницы этого комикса снова и снова. Встреча Джуреску и Гитлера, лежащая в груде трупов мать с малышом, жертва экспериментов фашистов в сеновале, бесконечно страшная Варвара. Они ввергают в транс и доводят до кататонического состояния. Кстати, Варвара, да. Она пугает меня до усрачки. По сравнению с ней Нимуэ мне кажется добрым благословением. Но вернёмся к образам. Такое ощущение, что Азасета получил печать дьявола и черпает своё вдохновение за ГРАНИЦЕЙ НАШЕГО БЫТИЯ. У меня есть стойкое желание, которое я надеюсь таки реализовать в ближайшей перспективе: вырезать любимые кадры из 1946, напечатать в хорошем качестве и повесить в рамках у себя в кабинете.

И вот ты говоришь про удачную скаутскую деятельность Элли. Но с другой стороны меня яростно смущают все эти противоречивые сведения про пьянство и буйство Скотта и его недавнюю фактическую отставку. И я не могу объяснить себе, как получилось так, что Дайсарт пишет никому не нужные комиксы в Valiant, а Азасета стал личным художником Роберта Киркмана, если Элли, при этом был по-настоящему хорошим рекрутером. Безусловно, я слишком много на себя сейчас беру, залезая в вещи, в которых я попросту не владею и малейшей информацией по реальному положению дел. Я просто пытаюсь успокоить свой мозг, который ВОПРОШАЯ ПУЛЬСИРУЕТ от неудовлетворения: почему я не читаю ЕЩЁ работы Миньолы, Дайсарта и Азасеты в Хэллбойвёрсе? Надо же найти виноватых в этом, да?

Станислав: Ты так эмоционально и вдохновенно пишешь, что совсем не хочется прерывать тебя своими приземлёнными рассуждениями. И всё же. Когда ты говоришь о том, какая это большая честь поработать с Миньолой, ты упускаешь тот факт, что это всё равно работа по найму. Да, Майк значительно меньше вмешивается в работу соавторов. Да, они не зажаты в тески корпоративных «гайдлайнов» и могут больше творить, но они всё равно работают «на Майка». Они работают в ЕГО мире. При этом, я думаю, что платят там меньше, чем в двойке или том же «Вэлианте». Вот и всё. Не все готовы надолго засиживаться в песочнице Майка, как это делали Аркуди, Дэвис или Стенбек.

А Азасета художник отличный, спору нет, но он, как мне кажется, слишком узкопрофильный. Это не проблема, если учесть, что в этом профиле он прокачался по максимуму, но лично я хотел бы от художников Хэллбойвёрса видеть большую вариативность. В любом случае, отрицать то, что Пол со своим «грязным», жутким стилем здесь уместен, смысла нет. В этой истории ему удаётся самое главное — создать атмосферу ужаса, страха и недоверия. Особенно в этом плане мне нравятся все сцены из лечебницы. Фон Клемпт со своими Кригаффе, конечно, тоже пугающе выступают, но главные хоррор-звёзды этого представления — именно жертвы нацистских экспериментов. И, конечно, Варвара.

Мы всё вокруг да около неё ходим, но толком не обсуждаем. Варвара — персонаж потрясающий, но я с немного другого хотел начать. Она — продукт промежуточный между «клюквой» и тщательным подходом Миньолы. Мы всегда поражаемся тому, как Майк умело и правдоподобно обращается с нашей культурой, при этом опуская тот факт, что в этом повинен не только он. Майк — это фольклор, Майк — это Распутин. Но всё, что касается Варвары, Иосифа и ССС — это уже больше к Дайсарту и Аркуди. А Джошуа в этом смысле не сильно отличается от рядового американского автора, пишущего про русских. Отсюда и кукла Katiya, отсюда и водка. Как только вступает Майк, появляется Пётр Первый и его сделка с демонами. Образ Варвары сразу приобретает глубину.

Евгений: К сожалению, мы настолько привыкли, что русская культура крайне плохо экспортирована на Запад, что водка и Katya уже не вызывает острого разлома сознания, хотя должна, чёрт возьми (нельзя с этим мириться!). Если говорить про русских в 1946 вообще, то у меня есть одна существенная претензия: в начале первого номера говорится, что русские в Берлине насиловали женщин и убивали детей во имя мести. Т.е. высказана центральная мысль Запада о кровавых деяниях наших предков, хотя есть опубликованные архивы, есть факты. Например, наши солдаты ПОКУПАЛИ питьевую воду у мирного населения в освобождённой Болгарии, а не экспроприировали её. Т.е. факт продажи солдатам-освободителям не красит жителей Болгарии, но об этом не принято говорить. Зато принято говорить о том, как русские солдаты насиловали женщин в Германии. Ок. А войска США при этом дарили всем воздушные шарики. Мне просто жаль, что Миньола (возможно, с подачи Дайсарта) так сильно оступился с материалом и попал в типичную ловушку пропаганды, хотя до этого всегда находился лишь в области мифов. Хотя понятно насколько сложно работать с материалом ЧУЖОЙ тебе страны. И в 1946, конечно, есть страницы, на которых ты искренне радуешься, что Миньола вообще способен отличить украинского святого от сибирского шамана, говоря про Россию, и тут же перелистывая, огорчаешься, что он использовал абсолютный и грубый западный штамп, наделяя Петра Первого безграничной жестокостью. Ёпт. Пётр Первый умер, лично вытаскивая тонущий ботик с обычными солдатами из ледяной воды. После этого у него обострилась болезнь в области мочевого пузыря, и он умер в страшных мучениях. Вы знаете хоть одного западного правителя, который ради солдат бы полез в ледяную воду?

Вот такие тараканы бродят в моей голове, когда я читаю 1946, и каждый раз я жестко одёргиваю и бью себя по рукам. Ведь я читаю не историческое, а МИФОЛОГИЧЕСКОЕ произведение.

По поводу Варвары, не знаю, уместно ли забегать вперёд, спойлеря будущие сюжеты. Я так и не определился, рад ли её заточению, потому что, блин, я полностью согласен с Бруттенхольмом. Никак нельзя чувствовать себя безопасно и работать, находясь рядом с таким БЕЗУМНЫМ И РАСЧЁТЛИВЫМ злом. И если уж я чувствовал эту опасность сквозь бумажные страницы истории, даже не представляю, что можно испытывать, окажись такая тварь рядом с тобой взаправду. С другой стороны, это, наверное, мой любимый злой персонаж во всём Хэллбойвёрсе, поэтому меня раздирает желание читать про него дальше. В то же время есть понимание и сладкое послевкусие того кайфогого баланса для вселенной и континьюти, когда авторы зафиксировали её текущий статус, практически не перемещая его больше. Кстати, в этом и есть настоящая мощь Хэллбойвёрса. Роджер не Бэтмен, не воскресает. А Варвара не Джокер, и из Архкхэма не сбежит. Фиксированность — это ценное свойство в комиксах, и видимо оно присуще только Миньоле.

Ещё меня взорвал финал истории. Уж что-что, а на по-настоящему блокбастерную концовку я не рассчитывал. Конечно, у Миньолы практически всегда идёт в конце ожесточенный «баттл», в которой крепкий кулак Хэллбоя оказывается прочнее любой чёрной нечисти, но тут всё же Бруттенхольм, профессор, простите, очкарик. И тут ракета, взрыв, парашют. Это было головокружительно и восхитительно. Будь это «Капитан Америка» — было бы пошло и безвкусно. А за Бруттенхольма я сжал от волнения кулаки. Браво, Миньола! Сильно и эффектно.

Станислав: Относительно Петра я совершенно спокоен — это действительно художественное произведение, в котором образы реальных персонажей могут выкручиваться по максимуму. Никто же не станет возмущаться тому, как показан Гитлер в Baltimore: The Curse Bells, как и никто особо не переживает из-за чрезмерной демонизации образа Распутина. Меня в этом флэшбеке куда больше зацепил момент с перечислением различных видов магии нашей обширной страны. Наверняка, это всё быстро «гуглится», но это не отрицает внимания авторов к деталям и желания сделать произведение более насыщенным и отчасти продуманным.

К слову об авторах, меня всё-таки смущает, насколько сильно ты принижаешь роль Дайсарта. Финальный аккорд в виде ракеты — это целиком и полностью заслуга именно Джошуа. Майк как сценарист не сильно ориентирован на экшн. Да, он иногда идёт в разнос, как в The Fury, но то была кульминация пятнадцати лет историй. Обычно он более сдержан и лаконичен. Здесь же экшн выполнен в лучших традициях супергероики, с размахом, жертвами и пафосными фразами. Но в чём я с тобой полностью согласен — это в том, что он совершенно не читался и, как следствие, не ожидался. История, которая три четверти своей продолжительности прикидывалась камерным ужастиком, вдруг меняет свой жанр и просто врывается на территорию блокбастеров. И эта резкая перемена — одна из ключевых особенностей серии, выделяющей её на общем фоне Хэллбойвёрса.

Прежде, чем мы перейдём к финальному вердикту, хотел ещё узнать твоё мнение о короткой истории Bishop Olek’s Devil (Hellboy: Free Comic Book Day 2008). Она изначально выполняла роль промо перед грядущей мини-серией. Как считаешь, она с ней справилась? И вообще, расскажи о своих впечатлениях.

Евгений: В Хэллбойвёрсе есть огромное количество небольших сюжетов на 4-10 страниц. Каждый из них — маленький драгоценный камушек и, если сложить их вместе в правильном хронологическом порядке, они составят красивую мозаику, на которую любо-дорого глядеть. Bishop Olek’s Devil как раз из этого ряда. Что примечательно, она от того же авторского состава (Миньола, Дайсарт, Азасета) и повествует про опасное приключение Бруттенхольма в Восточной Галиции.

Несмотря на совсем небольшой объём, рассказ умудряется раздать кучу реверансов. На поверхности лежит отсылка к Codex Gigas (Гигантский кодексу) — реально существующему гримуару из Чехии (сейчас хранится в Стокгольме). Манера подачи сюжета напоминает записки доктора Ватсона. Но общее ощущение создаётся, что ты читаешь лучший американский палп уровня Роберта Говарда (то же ощущение мрачного, глубинного непобедимого мистического зла) или английские оккультные рассказы 1910-х от Монтегю Родс Джеймса или Уильяма Ходжсона. Всё это я называю, чтобы создать представление о том ОГРОМНОМ ОБЪЁМЕ информации, которые перерывают авторы Хэллбойвёрса, готовя для нас даже эту небольшую историю. Возможно это начитанность, возможно просто умение работать с источниками, но понятно одно: Хэллбойвёрс — это огромное уважение к человеческому культурному наследию и безмерное уважение прежде всего к нам, читателям.

Станислав: У этой истории было несколько задач. Некоторые чисто технические — ввести Итона, представить геройскую версию Тревора Бруттенхольма. А некоторые маркетинговые. И они касались авторской команды, доселе не особо известной рядовому читателю. Бренд Хэллбойвёрса в этот период активно раскручивался, но он ещё не обладал лояльностью уровня «читаю всё, что выходит». Поэтому Дайсарт за восемь страниц постарался рассказать максимально ёмкую историю, напичкав её теми самыми реверансами, при этом дав Азасете рисовать то, что ему удаётся лучше всего — лавкрафтианских чудовищ. В конечном итоге получилась совершенна иная вещь по сравнению с 1946, но от того не менее примечательная. Bishop Olek’s Devil — это настоящий экзистенциальный хоррор, к которому часто причисляют истории Хэллбойвёрса. Но только в них эта «хоррорность» обычно выступает в роли декорации, здесь же — на первом плане.

Ну что, вроде в списке «тем для обсуждения» теперь все галочки проставлены, давай закругляться? Резюмируешь свою позицию?

Евгений: Любому почитателю вин достаточно одного слова, чтобы определить, что вы свой человек: Романе-Конти. Краткий ликбез: это самое дорогое и самое изысканное вино в мире с крошечного виноградника в 1,8 Га и из сложнейшего винограда Пино-Нуар. Вот 1946 по своей совершенной форме — это Романе-Конти в мире комиксов, и ваше счастье, что в отличии от этого вина оно:

а) вам доступно в большом разнообразии (цифра или бумага, русская или английская);
б) самодостаточно по содержанию, хотя стоит ли говорить, что будет преступлением прочитать его вне хронологии, как было бы преступлением подать вино в не подлежащей ему температуре и в неустановленное регламенту время (на аперитив, например).

С другой стороны, к чёрту все эти игры в эстетов! Налейте полный бокал 1946-го до краёв и жадно прильните к нему. А потом пойдите, и догонитесь 1947-м. Оно того стоит.

Станислав: Я буду проще. 1946 — это однозначный мастрид Хэллбойвёрса. Это не только настоящая веха в развитии вселенной, но и просто потрясающий комикс, сделанный очень талантливыми людьми. Комикс, сделанный с большим желанием и старанием. Комикс, который придётся по вкусу не только поклонникам «Хэллбоя», но и самому широкому кругу читателей. Любите хоррор, мистику? Или альтернативные истории, сюжеты про войну? А может вы просто соскучились по настоящим приключенческим комиксам? Тогда вы никак не можете пройти мимо — B.P.R.D.: 1946 бьёт в самую цель по всем этим направлениям.

Ещё много интересного
22.06.2017, 12:00 — Евгений Еронин
Сегодня в «лучшей рубрике о комиксах» страшный «детский» комикс от фламандского картуниста Брехта Эвенса.
574 5
21.06.2017, 12:00 — Антон Иванов
У Антона к вам очень серьезный разговор.
1322 11
19.03.2015, 11:36 — Евгений Еронин
Реакция на историю с обложкой Batgirl вскрыла большую проблему российской комикс-культуры.
15546 271