RSS
Hellboymedia

Создатели рубрики
Станислав Шаргородский и Роман Котков

Заставка
Ярослав Астапеев

Рекомендуем

Hellboymedia #12: Hellboy and the B.P.R.D. — 1952

16.04.2015, 17:28 — Станислав Шаргородский 5102 6

Серию Hellboy and the B.P.R.D. и её первый сюжет 1952 (Hellboy and the B.P.R.D.: 1952 #1-5) мы ждали давно, и ждали очень сильно. Воссоединение Хэллбоя и БПРД, хоть и в прошлом — это большое событие. Добавьте к этому суперзвёздного художника Алекса Малеев, и «хайп»-метр начнёт зашкаливать. По такому случаю мы тоже не могли отделаться обычным выпуском и решили подготовить небольшой сюрприз!

Сегодня вместе со мной обсуждать, оправдала ли история наши ожидания, будет не один, а сразу два собеседника. И оба вам хорошо знакомы — Евгений Еронин и Никита Стародубцев. Три мнения раздули выпуск для бОльших размеров (даже по меркам нашей рубрики). Так что приготовьтесь к длительному чтению. Поехали.

Станислав: Серия Hellboy and B.P.R.D. при анонсе наделала много шума. Во-первых, воссоединение Хэллбоя и БПРД. Во-вторых, Алекс Малеев. Женя, помнится, ты сильно радовался. В особенности Малееву, которого ты любишь ещё со времён «Даредевила» Бендиса. Расскажите, какие у вас были ожидания от этой серии в целом и конкретно от сюжета 1952?

Евгений: Я не буду оригинален, если скажу, что целый этап жизни Хэллбоя до сих пор был белым пятном. Мы видели его детство, мы видели его как состоявшегося агента, потом он покинул Бюро, потом вообще умер. После стольких лет существования и разрастания Хэллбойвёрса историй про Хэллбоя и Бюро отдельно друг от друга вышло значительно больше, чем вместе. Вся эта вселенная пронизана тонкими нитями взаимосвязей, но Миньоле до сих пор было интереснее углубляться в предысторию мира и его элементов, чем проявлять слабовольность и находить способы провести больше времени с любимыми персонажами. Возможно, если бы он не захотел сделать комикс вроде Hellboy and the B.P.R.D., мы бы и не поняли, что он нам нужен. Но Майк, к счастью, захотел, и перенесся в более простые (по сравнению с тем, что произойдёт дальше) времена. Я ожидал увидеть поездки в разные страны, в ходе которых агенты будут расследовать, а Хэллбой чертыхаться и бить монстров. И, конечно, намёки на прошлое и настоящее, на которые вы мне укажете! Всё это и получил.

Никита: В комиксах про Хэллбоя можно заметить одну довольно занятную последовательность. Сначала Хэллбой расследует, затем падает ВНИЗ, а затем путем почти «спайдерменского» превозмогания побеждает. Весь цикл Хэллбоя тоже можно подставить под эту схему, сейчас Хэллбой в самом что ни на есть низу, дальше просто физически упасть невозможно. Побеждать пока рано, а вот показать, как Хеллбой расследует, как раз можно.

Мне сложно судить о настроениях фанатов серии, они обычно люди степенные и не склонные к скандальному «хайпу» и нагнетанию. Поэтому если сопоставить Миньоловские командные комиксы с командными комиксами других издательств, то возвращение Хэллбоя, пусть и условное, в уже непривычный командный ритм это BIG FUCKING DEAL.


Станислав: Ну... по правде говоря, этот период не такой уж и неосвещённый. Миньола активно использовал 50 лет до первого появления, рассказывая свои знаменитые «короткометражки», через которые он раскрывал мифы всего мира. Другой вопрос, что Хэллбой почти всегда был в истории один, а здесь полноценный командный комикс, возвращающий нас к эпохе до Conqueror Worm. И, чего уж там, к более простым и палповым временам. Мне в этом разрезе было интересно увидеть две вещи: Хэллбоя-новичка и его взаимодействие с Брумом. Первое мы получили в этом арке, второе получим в следующем.

Другой момент, о котором говорили многие (к слову о «хайпе») — это позиционирование комикса, как свежий старт для новых читателей, как хронологически-верное начало истории Хэллбоя, не требуещее особых знаний. Как вы считаете, удалось ли Миньоле и Ко добиться нужно эффекта? Хорош ли этот комикс для знакомства с «Парнем из Ада»?


Евгений: Абсолютно.

Во-первых, здесь в ненавязчивой манере пересказывается «ориджин» Хэллбоя с Распутиным и нацистами. Если у кого-то это действительно первый комикс про Красного, то из нескольких страниц и пары диалогов всё предельно ясно и можно отправляться в путь. Если не первый, то пересматривать показанные не раз сцены всё равно не скучно, ведь теперь можно увидеть их в интерпретации Алекса Малеева!

Во-вторых, тут же начинаются обязательные разговоры про судьбу Хэллбоя, мрачные предзнаменования. Сцена под землёй в третьем выпуске — винтажный Миньола с его мистическими существами-комментаторами из локальной мифологии, выражающимися намёками и обсуждающими неизбежность конца света.

В-третьих, сам сюжет — квинтессэнция того, что предлагают комиксы про Хэллбоя. Это одновременно и занятный флэшбек про известного злодея и, на чисто поверхностном уровне, бодрая история про голову нацистского ученого, прикрученную к огромному телу и управляющую армией злых обезъян. Вот, что бывает в комиксах Миньолы.

Единственное, от 1952 нельзя зафанатеть в той же степени, что от настоящих первых комиксов про Красного. Мини хороша как комикс и имеет историческую и каноничную ценность как часть летописи, но в ней всё-таки показан начинающий агент БПРД, а не тот бывалый мужик с сигарой, которого мы встретили в Seed of Destruction. Мы смотрим на первые шаги, а это всё-таки не захватывает так, как действия сформированной команды. Но, безусловно, интригует. Даже в 2015-м, когда вокруг наплодилось много конкурентов по жанру, копирующих или пытающихся быть максимально непохожими, «Хэллбой» все равно выделяется и имеет собственную атмосферу.

Никита: У меня диаметрально противоположное мнение. Я бы ни в коем случае не стал бы советовать 1952 как первое знакомство с серией. Именно, кстати, из-за того что это часть ЛЕТОПИСИ. Может быть, во мне сейчас играет, извините, НЕРД, потому что сам комикс очень дружелюбный к новичкам, запутаться в нём просто невозможно. Однако конкретно этот комикс ценен в первую очередь всевозможными отсылочками к уже примелькавшимся артефактам и персонажам из других серий. Несмотря на то, что это всё равно потрясающий комикс, он выступает таким обязательным фундаментом даже к текущим сериям. Фон Клемпт, тот самый нацист с обезьянами, здесь кажется выбран только потому, что его голова недавно мелькнула в уже новом «БПРД». Показали, чтобы не забывали.

Станислав: Я скорее соглашусь с Женей в плане дружелюбности для новичков. То, о чём ты, Никита, говоришь — это дополнительная ценность для постоянных читателей. Этот комикс, конечно, ещё один из кирпичиков огромной вселенной, но эти детали в большинстве своём не обременяют новых читателей. За исключением, наверное, сегмента с Малкольмом Фростом, который многих непосвящённых может откровенно смутить. Просто, если судить так строго, то за Хэллбойвёрс вообще нельзя браться с любого другого места, кроме как с Seed of Destruction, потому что это наслоение деталей повсюду, за это этот мир и любим.

А фон Клемпт, кстати, уже стал для Миньолы своего рода талисманом для дебютов. Он практически всегда выступает в роли первого антагониста для новых серий. Он был во второй (не первой, да) промо-истории, которая была опубликована ещё до Seed of Destruction. Он был главным злодеем в 1946, послужившей катализатором для расширения БПРД. Он и здесь, на самой первой миссии Хэллбоя, что тоже символично, потому что он же будет на самой последней его миссии в составе БПРД. Миньола красиво закольцевал эту линию.


И ещё, пока вы меня не прервали, хотел бы развить затронутый Женей момент в различиях характеров Хэллбоя. Да, Миньола старается создать облик неопытного юнца, но ему это очень быстро надоедает. Как только Красный оказывается в Бразилии, от его «нового» образа не остаётся и следа, и в концовке нас встречает уже упёртый, никого не слушающий и ведущий вперёд даже своего патрона герой. Такой же, каким мы его привыкли видеть в классических историях. Мне кажется, что этот переход (этот «эволюционный» скачок) был слишком резок и неаккуратен.

Евгений: Вообще, чётко прослеживается, что до середины 1952 — это комикс про БПРД и всю команду, в котором каждый как-то себя проявляет и постепенно раскрывает (постепенно, потому что Сьюзан на брифинге у Бруттенхольма не произносит ни слова, а между Штегнером и Амселом я путался все 5 выпусков, у них разница только в причёсках), но как дело доходит до взрыва и короткой мистической вставки с крокодилом, комикс полностью переключается на Хэллбоя. Когда он просто был частью команды и даже на кадрах не сильно мелкал и не занимал много пространства, рисовался как обычный персонаж, тогда было ещё действительно трудно что-то заметить в его поведении, его всё время задвигали на второй план как новичка. А потом он взорвался, превозмог, и дальше уже «хэллбой-тайм олл де вэй». О том, что происходило с командой, нам в конце рассказывают через диалоги, хотя с раскрытием крысы в рядах БПРД могла получиться сочная сцена, но Миньола и Аркуди расставили приоритеты. Первые два-три выпуска кажутся лукавством, конечно, раз всё скатывается к раздаванию тумаков чёртовым обезьянам и громким «вотдэхеллам». Хотя слово «скатывается» не совсем удачное, как будто это что-то плохое.


В таком развитии есть логика. Мы не видим настоящего Хэллбоя, он сидит тихо, а потом его буквально заставляют отбиваться и пробиваться. Он начинает чувствовать себя увереннее.

Никита: Ну давайте по частям разберём вами написанное. Я воспользуюсь своим излюбленныим примером и сравню комиксы с сериалами. Начинаете ли вы смотреть какую-нибудь «Прослушку» с третьего сезона? А упаси боже «ДОКТОРА КТО»? Это, конечно, не очень корректный пример, потому что моё неприятие 1952 как старта для новичков исходит вовсе не из того факта «ридер-френдли» эта серия или не «ридер френдли». Если уж на то пошло, то я сейчас поделюсь можеть быть крамольной мыслью, однако я уверен, что весь «Хэллбой» «ридер-френдли» и читать его можно хоть поперёк, хоть задом наперёд и совсем наоборот. Другое дело, что начав смотреть с третьего сезона, вы просто потеряете кучу удовольствия. Поэтому вот этот мотив и движет мной, когда я говорю что 1952 не «ридер-френдли», и читать новичкам её сразу не стоит. Для знакомства, чтобы определить попрёт/не попрёт, я бы тоже не посоветовал, так как есть вещи получше.

Резкий переход между стандартным тропом «агенты осс едут расследовать чего-то мистического КРУПНО» и таким же стандартным комиксом про Хэллбоя меня, как и всех, удивил. Я думаю, это сделано, чтобы избежать coming of age нудистики и сразу дать уже знакомого Хэллбоя, прыгающего вниз и ведущего беседы с мифическими существами.


Станислав: Ты просто смотришь с позиции погружения во всю вселенную сразу. Вот представь, 20 лет выходят комиксы, и все балдеют с них, и тебе хочется тоже, но читать что-то старое ты принципиально отказываешься, зато хочешь стандартную (в плане хронологии) серию с «самого начала». И вот тут конкретно по Хэллбою очень близкое к началу положение. По сути, до этой серии по персонажу железно нужно читать только Midnight Circus + арк Devil’s Wings, где он совершил первое убийство (но к нему, наверняка, вернутся в каком-нибудь флэшбеке). Т.е. практически ничего. Вот об этом я говорю. Понятно, что полноценное появление фон Клемпта ты не оценишь, не оценишь Варвару и ещё миллион мелочей, но это пробема любой договечной комикс-вселенной. Так что да, хочешь получить максимальное удовольствие, о котором все говорят, милости просим — Seed of Destruction и вперёд по списку.

Евгений: Я что хотел сказать: я смотрел «Доктора Кто» с 27-го сезона! И если сейчас окинуть взором все вышедшие комиксы про Хэллбоя, БПРД и связанные с ними вещи, то наберётся несколько сотен выпусков. Счёт уже идёт на сотни! И продолжается, продолжается. Я, конечно, обеими руками за то, чтобы читать всю сагу с начала и строго в «хронологическом» порядке для полноценного «экспириенса». Но Хэллбойвёрс уже оброс спин-оффами, справил юбилеи, и из культового сериала превратился в фантастическую вселенную, имеющую возраст и определённые атрибуты. Полагаю, Миньола не хочет, чтобы его детище оказалось непроницаемым для новичков и стало пристанищем исключительно хардкорных фанатов. Никита прав в том, что стартовых точек достаточно, но нужно было сделать комикс, который бы изначально так позиционировался. По-моему, это здорово, что он работает на обе аудитории сразу за счет всех этих отсылок.


В общем, сам по себе 1952 «ньюридер-френдли», но, наверное, не лучший из всех существующих комиксов Хэллбойвёрса, которые можно так подать.

Станислав: Ладно, с этим разобрались. Расскажите, какие у вас впечатления от злодейских партий в серии? Одному мне показалось, что соседство фон Клемпта и мистической «статуи» было слишком «рандомным»? Учитывая, что они вообще никак не взаимодействовали.

Никита: Мне кажется, вот эта серия это ещё и дополнительный ориджин Клемпта. Он явно сейчас будет сильно представлен в текущем «БПРД», поэтому нужно дополнительно показать и рассказать, откуда у него такая тяга к обезьянам. Интересно посмотреть, как на его убеждения retroactively повлияли «проджахаженные» обезьяны. Статуя и Клемпт действительно не кажутся связанными, просто оба уже настолько примелькались в текущих сериях, что здесь им вполне можно дать ход.


А вот уже упомянутое Женей решение вопроса с крысой иначе как HUGE LET DOWN не назвать. Очень нетипично для Хэллбоя так разбрасываться потенциальными злодюганами.

Станислав: Тягу к обезьянам, я считаю, ему привил Доктор Ваксмен и его Мукали (модифицированная горилла) из Lobster Johnson: Get the Lobster. Именно в результате их совместной работы (про это в открытую не говорится, но всячески намекается) появились знаменитые Кригаффе фон Клемпта. Которых здесь почему-то не было. И я согласен, что фон Клемпта в ближайшее время будет много. Почему? Потому что в 1946 были Кригаффе за номерами 2 и 3, а в 1959 году (та самая промо-история) уже за номером 9. Осталось целых ПЯТЬ штук, которых кто-то же должен убить. Кому же этим заниматься, если не Хэллбою.


Линия с крысой вообще немножко выпадает из общей сюжетной канвы. Что нам хотели ей сказать? Просто закрыть давний хвост? Возможно, но как-то неаккуратно и чисто для галочки, что нетипично для Миньолы и Ко. Или показать то, что Хэллбоя кто-то не принимает? Тогда странно, насколько легко ему дали этот статус «человека» и как быстро его всенародно признали. Или хотели показать, что Варвара всё ещё присматривает за Брумом? Мне этот вариант нравится больше всего. Я вообще думал, что 1948 и был тем самым переломным моментом, когда их дружба закончилась, ан нет, и это хорошо, потому что сцена с Варварой и Хэллбоем, абсолютно любая совместная сцена, сделает этот мир лучше. И если всё в этой линии было завязано на ней, то вполне логично, что её так резко закрыли. Да и не стоит лукавить, ни Фрост, ни его агент не могли стать интересными «злодюганами».

Никита: Фрост и кажется Боб (или Билл), конечно же, не претендовали на феерию свиноэльфа Груаги и других колоритных противленцев. В первую очередь их можно рассматривать как дополнительные палки в колёса операциям БПРД. Слив информации, Хэллбой распял мальчика в Бразилии, вежливые люди из арктических нацистов и так далее. Учитывая тот факт, что это появление Фроста своего рода продолжение его гневного «спича» из Midnight Circus, я думаю Фрост всё-таки ещё будет присутствовать и может как раз станет возможным связным для любых антихэллбойских сил. Кстати, не кажется ли вам, что вот эти самые арктические нацисты затем помрут на подлодке в Hollow Earth? Мне эта сцена очень сильно напомнила таких же арктических нацистов из марвеловского евента Fear Itself.

Станислав: Ничего себе ты вспомнил, я вообще про этот момент забыл. Сейчас проверил и думаю, что ты прав. Интересно будет посмотреть, как они там окажутся. Не удивлюсь, если это произойдёт в начавшемся недавно Frankenstein Underground.

Женя, тебе есть, что добавить по этим вопросам, или уже не терпится перейти к Малееву?

Евгений: Мне было немного жаль, что заговор раскрыли и жестоко пресекли, с такими вещами можно было бы поиграть ещё чуть-чуть, но в то же время чего ждать, когда в деле Варвара? Некоторые персонажи, будь они герои или злодеи, просто не приспособлены к долгому выживанию в мире этих комиксов, тут свой уровень.


А вот Малееву я всегда рад. Хотя с тех пор, как я влюбился в его рисунок на Daredevil, он сильно изменился. Дело тут не только в колористе, Дэйв Стюарт красил его и в Marvel, Малеев в принципе стал рисовать более... плоско что ли. Угловато. Как Джон Пол Леон или Томми Ли Эдвардс. Раньше у него было много «шершавых» 3D-моделей (не в буквальном смысле трёхмерных моделей, просто не знаю, как лучше описать) сейчас он прокачался и научился скрывать тот факт, что работает с фотографиями, ещё виртуознее, всё ближе к рисунку. Давно не изучал, что происходит с его методикой, перестроился или как, но помню, что он в интервью рассказывал, как рисует именно вручную. Что, конечно, заметно.

Daredevil был Daredevil, но в своих последующих работах он отошёл от сильного использования теней, чистота и яркость, даже некая воздушность, сопутствуют везде. В мир «Хэллбоя» он отлично вписался. Малееву всегда особенно хорошо удавались сцены диалогов, он умудрялся придавать напряжённость страницам с говорящими головами. Вот и в 1952 каждый кадр в Бразилии пропитан ощущением угрозы. Также пригодился талант ставить персонажей в крутые позы — Хэллбой в финале грандиозен.


Нравился мне стиль Малеева раньше, нравится и сейчас. Хотя два усача в команде всё-таки очень похожи! И я не очень понял, что с ногами Хэллбоя. Это самый классический затык у всех художников, и тут я тоже решил перелистать комикс на предмет копыт, при первом прочтении о них не думая. Малеев старательно их избегает, но в тех немногих случаях, когда вынужден был изобразить ноги целиком, Хэллбой был обут в какие-то ботинки. Не совсем понял, зачем они ему. Может, я что-то забыл? Уверен, Стас подскажет!


Никита: Конечно, было ошибкой давать рассказывать Евгению про Малеева первым. В этом вопросе у нас с ним удивительно совпадает мнение и даже ориджин любви к художнику. Добавлю только, наверное, что Малеев отлично вписался в когорту художников «Хэллбоя», тяготеющих к «статичной динамике». Флэшбек к Распутину так вообще один в один с Миньолой.

Станислав: Окей, тогда я добавлю повод высказаться. Я сам был очень рад Малееву, потому что аналогично полюбил его со времён Daredevil, и потому что, чего уж там, A-STAR художник точно привлечёт большее внимание к моей любимой вселенной. И я принципиально согласен с сильными его сторонами: умелая работа с тенями, что роднит его с Миньолой, и мастерское нагнетание «саспенса». Тут вопросов нет, хотя стилистически он всё ещё ближе к пресловутому фото-реализму, и мне не очень понятна позиция, например, Никиты, что Кэмпбелл — это фу, а Малеев — это тру. Потому что от Кэмпбелла Малеев отличается куда меньше, чем от Миньолы.

Но меня по настоящему удручает другой момент — местами провальный экшн. Сцена в церкви в принципе была ничего, если бы не последние две страницы, одна из которых просто, простите, херовая. С первой страницей всё понятно, она для контекста, а вот во второй мне непонятно примерно ВСЁ. Почему на первой панельке Хэллбой вырубленный, когда на предыдущей был очень даже зол и в сознании? Что случилось с ним на предпоследней? И как обезьяна выпрыгнула в окно, если на предыдущей подпрыгнула вверх? Я вообще не понимаю хореографии всей этой сцены.

Дальше будет лучше, хотя в этой «статичности» динамику иногда приходится разглядывать с лупой. Но потом попадаются панели, которые убивают весь драйв. Вот, например, легендарное Миньолохэллбоевское BOOM ни разу не выглядит вышибающим всю дурь ударом. Если бы Хэллбой не подсказал, я бы вообще не понял, что это был удар, а не, скажем, пеший подъём. Кто-то скажет, что это мелочи и, наверное, даже докапывания, но мне они впечатление подпортили.


Ах да, копыт он своих, насколько я понял, пока ещё стыдится, вот и прячет их в нелепые ботинки.

Никита: Малеев, как я уже говорил, делает «статичную динамику», вполне возможно, что кадр с переходом Хэллбоя от разьярённого состояния к потере сознанию просто здесь не нужен. Получается, рисунок похож действительно на серию фотографий, где фотограф не на каждой секунде успел нажать кнопочку и щёлкнуть затвором.

Кэмпбелл от Малеева отличается тем, что его рисунки чувствуют себя НЕУЮТНО. Кэмпбелл отлично справляется с действительно статичными предметами: архитектурой, машинами, деревьями и скалами. Но когда ему приходится рисовать что-то движущееся, у него не получается запечатлеть это в статике и щёлкнуть тем самым затвором. Фигурки людей получаются искорёженными, сгорбленными и неловкими. BODY LANGUAGE IS ALL WRONG. У Кэмпбелла не получается нарисовать орущих от страха солдат и бешенего О’Донелла, истерично трясущего руками. Более того, даже вроде спокойно стоящие люди вызывают у него те же проблемы. У Малеева таких трудностей я лично не вижу.


Евгений: Не хочу придумывать художнику оправданий, но могу прокомментировать страницы, которые беспокоят Стаса.

Сцена в церкви у меня вызвала вопросы, но я на них как-то не заострил своё внимание. Сейчас, когда ты на это указываешь, я вижу, что есть странности: то ли порядок кадров неправильный (хотя по действиям обезьяны правильный), то ли просто не те ракурсы. Есть вариант, что на нижнем кадре лежачий Хэллбой тянется к макаке руками и одновременно дрыгает ногами. Но это на уровне предположений. Вот насчёт её прыжка в окно не вижу необходимости в промежуточной панельке. Мы видим, как обезьяна вырубает Хэллбоя, потом по ней открывают огонь, затем она вылетает в окно. Легко додумать, куда она допрыгнула и от чего потом оттолкнулась, тут экономный «сторителлинг».

С BOOM вопрос восприятия. У Малеева из-за врождённой статичности его рисунка кадры с ударами плохо выглядят сами по себе, работают в основном как часть целого, когда ты можешь видеть, как герои сначала встают в позу, потом заносятся руки, а потом уже происходит столкновение кулака с лицом. Если смотреть обособленно, то нет очевидных приёмов передачи движения — ни speed lines, ни размытия, всё четко, и персонажи часто даже не касаются друг друга, словно, как сказал Никита, затвором щёлкнули на пару секунд позже, чем произошёл удар.


Такой своеобразный творческий почерк у Малеева, я к нему привык довольно быстро за счёт того, что мне сразу нравились у него композиции и эээ рендеринг персонажей. Тут, пожалуй, сыграл против художника тот момент, что кадр с ударом — первый на странице, а не средний или финальный. Идёт в отрыве.

Станислав: Динамика у таких статичных художников передаётся полупозициями. Миньола в этом плане мастер, а Малеев нет. Вот тут не удалась как раз полупозиция, потому что в отрыве от остального неясно, что он делает. Да даже в контексте выглядит неубедительно. Но ок, у всех бывают неудачные кадры. Плохо, когда ими оказываются ключевые. А экономный «сторителлинг» — это если бы обезьяна, оттолкнувшись от Хэллбоя, уже летела в сторону, а не вверх, тогда и вопросов бы не возникли. Так что церковь, к сожалению, так и осталась для меня провальной. Переубедить не получилось =)

Давайте закругляться, есть кому что добавить? Если нет, то с вас финальные вердикты.


Никита: Первый арк 1952 хорошо идёт как companion series к общей массе комиксов про Хэллбоя. Я ещё раз скажу, что на мой взгляд эта серия будет интересна только фанатам, которым интересно быть снайдеровским Ридлером и проводить одни ниточки к другим, поплёвывая в потолок. Это так же интересная работа для Малеева, однако даже не взирая на него, это достаточно стандартный «Хэллбой», который не принесёт каких-то откровений для читателя.

Евгений: Идеальным ответом было бы написать, что даже если бы это был мой первый комикс про Хэллбоя, я бы всё равно заинтересовался и пошёл к Стасу спрашивать про хронологию. Но наладить контакт с Евгением из параллельной вселенной нельзя, даже если она существует. Так что сойдёмся на том, что он хороший, но не лучший для старта. Но хороший!

Станислав: Согласен, звёзд с неба история не хватает. 1952 — это крепкий середнячок, к которому повышенное внимание, потому что дебют новой серии, и потому что Малеев. Во всём остальном классическая история про Хэллбоя со всеми соответствующими атрибутами.

Ещё много интересного
22.06.2017, 12:00 — Евгений Еронин
Сегодня в «лучшей рубрике о комиксах» страшный «детский» комикс от фламандского картуниста Брехта Эвенса.
574 5
21.06.2017, 12:00 — Антон Иванов
У Антона к вам очень серьезный разговор.
1322 11
19.03.2015, 11:36 — Евгений Еронин
Реакция на историю с обложкой Batgirl вскрыла большую проблему российской комикс-культуры.
15546 271