RSS
Рекомендуем

Два года вместе с BUBBLE: комикс «Инок»

02.12.2014, 12:03 — Евгений Еронин 5727 0
Теги: Bubble, обзор

Хейтеры хейтят, а Медия медитирует: мы с Ларошем продолжаем рассматривать серии издательства Bubble. Даже не знаю, что нам нравится больше — читать комиксы или писать о них. В третьей части нашей серии статей мы наконец добрались до комикса «Инок» — самого неоднозначного, неоднородного, но вместе с тем притягательного представителя геройского сообщества Bubble, этакого русского аналога Фантастической Четверки. Серия сейчас переживает очень интересные времена.

REDSON: Сейчас самый удобный момент обсудить комикс «Инок». У серии меняется сценарист, а с ним вроде как и направление (впрочем, смена направления для «Инока» — не новость). Есть повод оглянуться и дать оценку всему, чего добился комикс за 26 выпусков. Его, насколько я понял, аудитория Bubble любит меньше остальных тайтлов. То есть если «Красную Фурию» и ругают, то испытывают при этом эмоции, а вот к «Иноку» отношение прохладное. Такое же оно изначально было и у меня, ничего не могу с собой поделать. Вся эта русскость, тематика православия, Капитан Икона — совсем уж нарочито образ героя именно для России. Какие ожидания относительно комикса были у тебя, Леша? И, не мудрствуя, воспроизведу вопрос Дердена из статьи про «Бесобоя»: как «Инок» тебя встретил?

ЛАРОШ: «Инок» — мой первый баббловский комикс. Тут сыграли интересные факторы. Мне в «кругу творческой молодежи» указали на интересную штуку — ее, кажется, Габрелянов отмечал в каком-то интервью. Образ героя должен быть полностью выражен в его костюме, так? И костюм этот можно либо изобретать, заимствуя черты из реальности (см. трико, маску-домино или там подсумки у героев 90-х), либо копировать у кого-то другого. И в этом смысле Фурия, Гром и Бесобой с обложек первых номеров кому-нибудь наследовали, будь то героям комиксов или кино. По Грому, например, нельзя сказать, сугубо по внешнему виду, что он «честный и непобедимый милиционер». Фурия вообще отсылала к персонажам других комиксов и прочитывалась через них. А Инок был, во-первых, иконичен — то есть полностью объяснялся через внешний образ; а во-вторых, уникален для нашей культуры, невоспроизводим в другой стране. Это обещало что-то особенное. Ну и первый выпуск эти ожидания подводил :). Он начинался как ориджин-стори, и при этом этот ориджин не помещался в один комикс, к концу выпуска так и не было понятно, «что это будет». Историю комикс вежливо отодвигал в сторону, чтобы она не мешала делать «славянское фэнтези». А интересный, тоже очень «рашн комикс» рисунок портили совершенно дубовые диалоги. Так что заставить себя идти дальше поначалу было трудно.

REDSON: У меня с «Иноком» эффект был почти такой же, как с фильмом «Мы из будущего». Ждал фигню, а получил нормальную такую развлекательную вещь. Разве только в фильме еще и некий месседж был, а в комиксе просто «Квантовый скачок» по российской истории. Но меня почему-то сразу подкупила задорность, с которой все происходило. Считается, что первый сюжет длится 13 или сколько там выпусков, но растянутым не воспринимается как раз за счет того, что с достаточной частотой сменяет эпохи, по которым путешествует герой в поисках камней. Однако то ли желание поскорее перейти к сути возобладало над терпеливым прописыванием мотивации и персонажного роста, то ли для их адекватного обозначения просто не хватило сценарного таланта, но комикс скачет даже слишком быстро.

Первый выпуск оказался не самым характерным для серии, он был скорее вынужденной мерой. Майор Гром появился укомплектованным героем, в загадочности Бесобоя была его фишка, а вот про Инока надо было сначала объяснить на пальцах, прежде чем бросаться в приключения. И все равно вышло схематично: слащавый юнец Андрей Радов продает фамильную реликвию, а потом попадает в кому после автомобильной аварии, и начинает играть «Life on Mars» Дэвида Боуи, которую прерывает точный удар умершего деда по растерянному лицу Андрюши. Зачем крест продал indeed. Вроде все нормально, надо теперь камни из креста собирать, чтобы его вернуть, но все последующие события нужно просто воспринимать как данность. Андрей начнет путешествовать, быстро приспособится, а потом резко между кадрами подкачается и отрастит бородищу, превратившись в Инока, которого нам рекламировали еще на самой первой обложке. «Инок» — первый комикс Bubble, который я начал читать в ТПБ, а не синглами, поэтому мне попались уже отредактированные и слегка причесанные в плане текста первые несколько выпусков. Правда, меня и в синглах, которые пошли сразу за ними, диалоги беспокоили не так уж сильно. Пожалуй, выразительностью они действительно похвастаться не могли, если сравнивать с тем, что пошло дальше.

Мне каждый этап «Инока» оказался по-своему интересен. В том числе и первый, который в итоге привел к перезагрузке. Я смог увидеть, почему авторам казалась удачной идея путешествий во времени. Инок скачет по российским войнам, ищет камни, встречает исторических личностей, параллельно с ним камни ищет злодей Магистр, которому он продал крест, они путаются друг у друга под ногами. Комикс брал точечными моментами. И рисунком, который не расстроил ни разу. Стили у художников были разные, но каждый по-своему уместен.

ЛАРОШ: Если российские читатели и правда встретили «Инока» прохладно, то я вижу причину в первых четырех-пяти выпусках и том, что они продают совершенно разные комиксы. Обрати внимание, что основа первого арка — это тайные сражения Инока с демонами, объясняющие победы русского оружия. Такую магическую альтернативную историю нам показывают выпуски 2-3. При этом четвертый, дающий предысторию, выпуск — это скорее «Ночной дозор» (не самый характерный, но самый известный аналог) с магией в современной Москве, а первый, вернее, большая его часть до «скачка к Владимиру и назгулам» — это телефильм для детей и юношества с минимальными отклонениями от реальности и четко предсказывающейся моралью большой истории.

Лично меня из предложенных больше всего зацепила приключенческая составляющая, тем более что за сравнительно короткое время (хотя комикс все равно можно сжать, не столько в смысле действия, сколько в смысле нагрузки каждой страницы) предлагался понятный и эффектный «паттерн», как если бы я смотрел сериал — вот исторический момент, вот герой, вот противники (повторяющийся и разовый), каждый раз будет драка с разными спецспособностями. Что важно — учтены такие аспекты, как показ эпохи через эпизодических персонажей и развитие второстепенных линий (дети Раевского, например — это классная задумка, пусть и недоиспользованная сюжетно). И именно из-за того, что построен сюжет хорошо, становятся заметны недостатки комикса. Самый существенный в смысле продажи синглов читателю — это исторические справки, которые ни за чем не нужны сюжету, напоминают (хотя бы мне) о детских энциклопедиях и «нечестно» увеличивают листаж комикса. В «Громе» я тоже ругал вставки — но они хотя бы углубляли рассказываемую историю (хотя и без них все, что работало — работало, а что не работало — не начинало).

Меня рисунок в начале таки расстроил одной вещью. Потом я нашел ее же в «Майоре Громе» и решил, что тут есть какой-то технический момент производства, который мне непонятен. А вещь такая — все фехтуют левой рукой. Не сто, но девяносто процентов времени (если б сто, я просто решил бы, что страницу зря отзеркалили) В «Громе» глянь на бой в седьмом выпуске. «Инок» исправляется уже к пятому и потом ошибается гораздо реже. Из-за смены художников на меня не сработало узнавание Магистра во французском маршале, но это уже, вероятно, моя проблема.

REDSON: «Инок» именно что хорошо понимал и использовал структуру — работал элемент узнавания привычных ходов. Он, кажется, даже не особо старался стать чем-то выдающимся и стремящимся превратиться в центр твоего мира (в отличие от «Грома», который явно такие мысли имел), «Инок» вышел «привычным» — и благодаря этому успокаивающим. Лучшее, что есть у тех выпусков — постоянный антагонист Магистр. Понятный, харизматичный, опять же постоянный — это выделило «Инока» на фоне собратьев. Вообще продолжительный многоэтапный квест с заложенным финалом — уже серьезная заявка, и в принципе можно сказать, что квест длился столько, сколько надо, и изменения пришли вовремя. Второй этап — пробуждение Радова и переход из тайм тревела в суровую русскую действительность с демонами в подворотне. Заход на территорию Бесобоя. Собственно, это кроссовер с ним и есть. Первый сюжет Наталии Девовой. И первый серьезно прочитанный Bubble для меня, о чем я уже говорил в статье про «Бесобоя».

ЛАРОШ: Я, признаться, над 14 номером решил, что готов простить «Иноку» превращение русской военной и религиозной истории в героическое фэнтези в любом объеме, лишь бы он не менял шарманку — настолько «Черный ворон» эффектнее и увлекательнее двух других миниатюр выпуска. Тем тяжелее расставаться со всем этим аспектом комикса. С кроссовером же все непросто, особенно для тех, кто читал серии Bubble выборочно. Первейшая проблема — это то, что он не является необязательным. То есть нельзя не только продолжить читать одного «Инока», но нельзя даже просто прочитать все выпуски, касающиеся истории Инока — потребуется заглянуть в более старые номера «Бесобоя», чтобы все понять. То есть, парадоксальным образом, «Инок против Бесобоя» как самостоятельная лимитка худо-бедно работает (но очень худо и бедно), «Бесобой» продолжает что-то делать помимо кроссовера (двигается линия с семьей в аду), и только «Инок» занят неизвестно чем. Вернее, известно чем — на время кроссовера приходится то, что ты назвал «мягкой перезагрузкой». Сделано это само по себе эффектно — законы серии меняются по одному, и ты при чтении говоришь себе «Как же это! Но ведь...» и убеждаешь себя продолжать читать, потому что поменялась одна деталь. В результате в конце ты уже плывешь на корабле Тесея — поменялись все доски, а корабль вроде бы тот же самый.

Но вернемся к кроссоверу. Он в американских супергероических комиксах отрастает традиционно по одной из двух причин — либо у нас есть несколько персонажей, играющих на одном поле, и нашим юным читателям интересно, кто кого сборет, потому что на большой перемене они к единому мнению не пришли; либо у нас есть несколько линеек в общей вселенной, и мы можем повысить напряжение сюжета, объединив героев против общей угрозы, потому что дела должны быть очень плохи, если никто из хороших ребят не справляется сам по себе. Что для любого из этих вариантов нужно? Общие правила игры, то есть у читателя должна быть готовая схема в голове для понимания обоих «пересекающихся» героев, и хорошее знакомство читателя с персонажами. Для персонажей поэтому всегда строят «middle ground» — довольно редко одного героя забрасывают в мир к другому, уж больно мешает правдоподобию резкое изменение законов жанра и реальности. У нас же тут кроссовер происходит на эстетической территории «Бесобоя». Причем не только сам кроссовер косит под «Бесобоя», но и подводящий к нему выпуск «Инока». Внезапно черти, адские войны, глянцево-клюквенная церковь Св. Доминика (и это в онгоинге, который даже стремился сохранять портретное сходство у «злых фашистских офицеров») и неадекватное предшествующим выпускам поведение Андрея, позволяющее организовать сюжетную коллизию, на которой строятся следующие девять комиксов.

Причем контраст «было/стало» сглаживается не везде — разница между духами, которых вызывал Магистр в четвертом выпуске, и чертями в четырнадцатом весьма разительная. В самом кроссовере читатель, знакомый прежде только с «Иноком», явно почувствует себя не в своей тарелке. До сих пор Радов и вел себя иначе, и говорил иначе. До сих пор боевые сцены были написаны по-другому и изображались по-другому (танк! господи, падающий танк!). Что получается? С одной стороны демонобойство Западной Европы — как методы, так и масштаб проблем — бросают тень на предыдущее приключение «Инока» (но об этом позже). С другой — вся история с «невзаимопониманием» Андрея и Данилы написана по правилам ромкома. Это опять то, что называется «lazy writing» — да, так делают много где, включая блокбастеры через один, но менее проблематичным прием не становится.

Впрочем, понятно, что сделано это, чтобы развлечь читателя, и будь всего-то декомпресса поменьше, я бы не обратил на это особого внимания. А почему обратил? Из-за того, что наш кроссовер берет законы из американского комикса, он сам получается насквозь американский. И за счет того, что он «американский» в большом, начинаешь замечать и мелкие проблемы истории, ноги которых растут из того же болота. Скажем, самый простой пример: в остальных отношениях хорошо написанный первый выпуск Девовой включает в себя момент «Невеста, говоришь? А кольцо тогда где?» — который в наших широтах не работает, если только я не проспал новый тренд среди московской молодежи. Это даже на фоне массы других приемчиков из голливудского кино стало тревожным звоночком.

А вот результаты «перезагрузки» персонажа меня не порадовали. Одетый во что попало (а потом и в фэнтезийные шмотки) Андрей, пользующийся только частью своего арсенала камней, да и то не находящий им применения, кроме боевого — что в этом наборе говорит «Инок»? Тем более когда дело доходит до путешествий между мирами, где и христианская составляющая комикса полностью пропадает. Комикс перестает соответствовать тому, что написано на обложке, единственным работающим компонентом остается «русскость» — Кощей Бессмертный, Серый Волк, вот это все. А что думаешь о новом облике персонажа ты? И как тебе понравились новые приключения Инока, где вместо «Квантового скачка» начался «Доктор Кто»? :)

REDSON: Блин, Леша, мне в какой-то момент начало казаться, что я просто помешался, когда увидел в том же «Интерстелларе» обезжиренный пересказ нескольких серий «Доктора Кто», в том числе и тех, что показали в новом сезоне. Но в случае с историями типа «наш герой попадает в новый непонятный мир и начинает наводить там шухер и пытается разрулить сложившуюся ситуацию» речь действительно о просматривающемся ДНК шоу, идущего 50 лет. Вообще эта эпоха, которую я назову третьей, активно и искренне пытается сделать серию уникальной и самобытной, причем бросает на это максимальное количество ресурсов. Я сейчас даже вспомню омегамрачный период своей жизни, когда согласился стать мастером или забыл как этой называется, короче человеком, который придумывает сюжет в ролевой игре Спайдермедии, под которую был отведен отдельный форум (если это нечто до сих пор существует, то я не хочу знать, по какой ссылке его можно найти).

Суть в том, что мне просто было это любопытно и прикольно, но когда дело дошло до конкретно придумывания сюжетов, я быстро ушел в шизофрению, потому что мне хотелось сделать нечто интересное и нестандартное. Чтобы ты, да и читатели, понял, как все было плохо, я вдохновлялся Doom Patrol Гранта Моррисона и начал пугать игроков существами, похожими на тех людей-ножниц, что бегали у него в самом первом сюжете. Являюсь ли я таким же продуманным, прошаренным и многослойным человеком, как Грант Моррисон? Мне хочется верить, что ДА, но в случае того опыта было ясно, что у него за комиксом стояла одна идея, а у меня не стояло и одной, это просто была буря в стакане жидкости, олицетворявшей ролевую форумную игру.

Это количество текста про личные воспоминания автора, от которых аудитория нашего сайта уже почти отвыкла, на самом деле идеально передает мои ощущения по прочтении третьей эпохи «Инока». Но я что скажу: это не убийственно плохо, а наоборот даже прикольно — сценарист начитался всякого и пробует это перенести в работу. Начиталась Девова всякой травы, и в сюжете ее легкий хаос, но это даже более интересно, чем логично выстроенный и очень осторожно сделанный первый отрезок комикса про путешествия во времени. Уже идут интерпретации русских народных сказок, и они быстро ударяются в очень запутанный нонсенс, но в запутанности и ощущении растерянности (что? куда он попал? как функционирует город? роботы? целый выпуск про Кощея, которого так до сих пор и не идентифицировали как Кощея? сколько можно с собой труп носить?) есть шарм, есть эффект плевка в сторону мейнстрима и коммерческого подхода. Поставлен сюжет на узнаваемые рельсы, но все детали тут такие пестрые и интригующие в своей хаотичности. Впрочем, своим сравнением с рпг я комикс в чьих-то глазах убил.

ЛАРОШ: Ну, я пробовал мысленно сравнивать «Инока» не с «Доктором», а со «Sliders» или, чтоб быть ближе к комиксам, с «Exiles», но когда у вас есть целый выпуск про то, как работает хронопарадокс — сравнение напрашивается само собой. Что касается Гранта Моррисона, ты в любом случае ел меньше ЛСД, чем он, и уже это не позволяет тебе писать про людей-ножниц на том же уровне :). Но вернемся к «Иноку». Я тоже не имею ничего против нового сюжета — в конце концов, Bubble перестал осторожничать и взял курс на вещи, которые можно делать только в комиксах (что показывают и новые серии). Проблем с новым направлением сюжета я вижу ровно две. Во-первых, деление серии на «малые арки» идет «Иноку» скорее во вред, чем на пользу. E.g. — «Прощание» (18-20 номера) не то что не может читаться само по себе — оно и до сих пор-то, на шесть выпусков позже, не до конца мне понятно.

«Зверь во мне» держится как самостоятельный арк лучше, но требует крепких нервов опытного читателя комиксов, чтобы просто из страницы в страницу «глотать» все, что непонятно, и ждать, когда станет понятно. 25-й номер — тот уже да, как и заявляет обложка, хорошо годится для запрыгивания. Но. Читатель Bubble, может быть, не большой знаток комиксов (расчет ведь делается на максимально широкую аудиторию), но сериалы-то он видал. И знает, если не умом, то нутром, что (спойлеры до конца следующего абзаца, I guess) труп главного героя в качестве клиффхэнгера — это дешевый, хоть и проверенный временем, прием и обещание, которое никогда не оправдывается. А когда на раскрутку «вот как получилось то, что вы видели на первой странице» тратится целый номер, он еще меньше доверяет автору.

В сериализованных историях без определенного финала читатель платит, в общем-то, за «важность» событий, за то, что все имеет вес и последствия. А тут выходит, что если выбросить хвост 25-го номера и весь 26-й, ничего не изменится. Я не исключаю, что кто-то почувствует себя обманутым. Впрочем, был бы очень крутой ход, если бы эти трупы потом вернулись в сюжет «чеховским ружьем».

А во-вторых, проблема нового направления серии в том, что она девальвирует старое. В предложенных правилах игры остались и крест, и Магистр — да только вот важность их перед лицом множественных миров и космических катаклизмов сильно понизилась. Хуже того, протухла и ценностная система первой арки — ни православия, ни «земли русской» не остается, когда у вас есть роботы, Кощей и, опять же, множественные миры. С крестом, который был каким-никаким, но символом, серия сейчас обходится как с магическим артефактом из любого романа с магическими артефактами. Это, наверное, не очень правильно по отношению к тому, что в серии уже написано.

REDSON: Меня больше всего смущает пассивность главного героя. После смерти своей подруги (чего бояться спойлеров? девушка Андрея Радова — не персонаж, так что нечего тут скрывать) он стал совсем вареным. Я сказал «попадает в новый непонятный мир и начинает наводить там шухер», но это было обобщение, потому что Андрей ничего не наводит, его просто бросает из ситуации в ситуацию. Нет ничего плохого в герое, который реагирует, а не создает движуху, и я про это явно уже писал в других обстоятельствах. Хоть убей и носи мой труп по параллельным мирам не помню каких, но точно поминал Болотную Тварь, который у того же Алана Мура просто ходил и офигевал. Но в данном случае успех сюжета ложится на плечи окружающих персонажей. В «Иноке» нет постоянного состава второстепенных героев, а он бы помог. Возможно, Владыка и его команда — как раз движение в эту сторону?

ЛАРОШ: Не будем забывать, что Болотная Тварь ДО рана Мура вполне себе успел подействовать и проявить себя. И то, что в новых обстоятельствах он вдруг тихо ходит и аккуратно дышит, показывало нам, насколько серьезное пошло дело. Поэтому у Мура это работало. У Инока, теоретически, тоже должно было — вот он был в своей колее, пока скакал по истории, вот попал в другой мир, замер и осмотрелся. Проблема в том, что до сих пор у Андрея как раз СРАБАТЫВАЛИ моменты, когда он верил в себя и ломился вперед. То есть это не тот герой, за которого мы болеем, когда он страдает — это герой, за которого мы болеем, когда он действует. Сказать, можно ли было в текущем сюжете написать более проактивного Радова я не могу, потому что слишком многое про глобальный сюжет «второго года» мы не знаем.

Да, с девушкой вышло странно. Вроде как у Девовой все выглядело так, будто Ксюша превратится в полноценного персонажа — а потом хлоп и холодильник. У Bubble, вы меня простите, до запуска новых серий с женскими образами и сюжетными функциями женских персонажей вообще был швах. Я надеюсь, дальше станет лучше. 2014 год все-таки. Уже не принято класть женщин в холодильники, уже принято однополых партнеров взрывать в скоростных поездах (привет полутора читателям, которые только что улыбнулись).

REDSON: Вообще так называемый run Наталии Девовой вмещает в себя целые две попытки перетряхнуть серию. Одна — никуда не ведущая, потому что кроссовер на территории другого героя. Вторая — куда-то в потенциале ведущая, но никуда не приводящая. По американским рамкам этот ран — короткий и невнятный, в нем всего два основательных сюжета, причем только второй с харизматичным Серым Волком и всякими интересными ходами производит впечатление серьезного пересмотра ценностей. Ты прав, что комикс забывает собственное лицо, но, возможно, он находится в процессе создания нового лица? Просто этот процесс еще не закончен? Очень странно, что сценарист меняется именно сейчас. Казалось, это лишь первая глава в масштабной истории, которая навсегда изменит наше представление о том, каким может быть «Инок». Но нет, просто нет. Может, новый сценарист Евгений Федотов разовьет эту линию? Кто знает.

ЛАРОШ: Федотов уже писал Радова на «Бесобое» во время кроссовера, и диссонанса между поведением и диалогами персонажа в разных сериях не возникало. Дрейф «Инока» в сторону бесобоеподобной эстетики начался, как только с серии ушел Гравицкий. То, что мы видели сейчас, очень может ретроспективно выглядеть не как новое направление, а как временное помутнение рассудка и вбоквел. Я бы поставил на то, что у «Инока» появится не свое, а чужое лицо — и это будет, как ни странно, хорошо. Инок ведь может вполне успешно конкурировать с Бесобоем как экшен-персонаж издательства, и вполне закономерно, что флагманскому сценаристу, ведущему самую популярную серию издательства, отдадут и ту, которая наиболее к ней близка. Было бы, безусловно, круто, если бы Федотов свел все концы с концами, но я буду рад и решению, при котором Инок и Бесобой, например, действуют на разных «уровнях» в одной и той же парадигме. В любом случае то, как Федотов пишет «Бесобоя» мне нравится куда больше, чем то, как Федотов пишет «Грома», увы. Что касается Натальи, то ее фирменный стиль безумия, если это уже фирменный стиль (на что я очень надеюсь), очень даже может оказаться на своем месте в «Экслибриуме». Тут только время покажет.

REDSON:Мы, как всегда, много говорим про сюжет, а потом вспоминаем, что у комиксов есть художники. Я поставлю вопрос так: есть ли у серии сложившийся стиль? У «Бесобоя» и «Майора Грома» есть. А что с «Иноком»? Кто из рисовавших онгоинг сделал комикс своим?

ЛАРОШ: Никто из художников не рисует Крест постоянно одного и того же размера, всех разогнать! Шучу, конечно (но и правда этот крест сжимается и расширяется в зависимости от температуры окружающей среды). Кому, Окуневу или Петровичу, лучше удается «фэнтезийный» период «Инока» — я сказать не могу. Когда все происходит в мире, который и читатель, и герой видят в первый раз, пропадает «точка отсчета». Предыдущие выпуски судить куда проще. Бизяев, при всей неоднозначности его манеры рисовать «Инока», очень, прямо очень гармонично смотрелся на первом арке. Я все не могу понять, какие именно старые «взрослые» мультфильмы он мне там напоминает — но этот стиль в этой покраске очень подошел для подачи «нашей истории, только с демонами». Ну и демон у него вышел отличный. Доронин — классный художник и мне очень нравится. Но история продолжала быть серьезной и мрачноватой, на страницах гибли и рисковали погибнуть люди, а манера Доронина — более мягкая и, что ли, сказочная. Я бы с радостью прочитал в его артах более мягкую и детскую серию. Если Бизяев — это мультфильмы для взрослых, то Доронин на «Иноке» дает практически Диснея (в хорошем смысле слова). Так что он ощущался чужеродно.

Артем Бизяев (слева) и Вячеслав Доронин (справа)

Рисунок Катеринич после этих двоих выглядит слабее, хотя он тоже очень хороший. Но у него нет, что ли, необходимой «Иноку» историчности, ощущения «это происходит в прошлом» от рисунка. Он... стандартный, что ли. Это притом, что плохих и просто нормальных художников у Bubble нет, все очень хорошие. И Катеринич хорошая, просто, надо полагать, не на своем месте. Ей и правда досталась самая скользкая часть первого арка — та, в которой история из «тайной» превращается в альтернативную, и нарушается правило сюжета, бывшее до этого неизменным: Инок предотвращает злое влияние магов на исход битвы «за кадром», ведет параллельную «вторую битву», а после его победы русское оружие торжествует над иностранным само по себе, из-за силы духа русских солдат и таланта полководцев. В Сталинграде же мы внезапно обязаны победой лично Андрею Радову (да, на раннем этапе, но все равно). А вот уж кто «владеет» серией в конце первого года — это Окунев. Он рисует исторический комикс так, как должен выглядеть исторический комикс.

REDSON: Комикс «Инок» вызывает множественные фрустрации. Даже эта статья, которую сейчас пытаются понять наши дорогие читатели, рождалась рекордно долго во многом потому, что мне трудно было подобрать какие-то интересные слова о серии. Ее было очень здорово читать. Она у меня пошла легче «Бесобоя» и «Майора Грома», чему я несказанно удивился. И читабельность «Инока» лично для меня не спадала все время. Но в итоге я долго пытался выцедить из своего мозга ценные мысли. Мне было, что сказать про «Грома», потому что он два года пытался поймать за хвост птицу счастья определенного жанра. Мне было, что сказать про «Бесобоя», потому что эта серия тоже развивала вполне конкретное направление. «Инок» же как будто еще не определился, кем же он все-таки хочет быть. Эту статью впору назвать не «Два года с Иноком», а «Год с Иноком, потом полгода с Иноком, потом еще полгода с Иноком». Однако не скажу, что эти два года прошли зря. Читая «Инока», я понял, что иногда есть резон перебороть изначальную апатию по отношению к теме и дать произведению шанс, то своей подачей оно может привить интерес к таким вещам, мимо которых ты по той или иной причине старался проходить. Правда, на данном этапе серии я не уверен, чем должен интересоваться. Будем надеяться, долго ответа ждать не придется.

Без комментария от создателей комикса не обошлось и в этот раз! Говорит снова Артем Габрелянов — главный редактор Bubble и автор концепции «Инока», принимавший активное участие в написании сценариев к ранним сюжетам серии.

Что думает Артем Габрелянов:

Над «Иноком» с самого начала было работать тяжелее всего. И из-за сложной исторической тематики, и из-за автора, прежде не знакомого с форматом комикса, и из-за постоянной чехарды с художниками... К счастью, нам удалось стабилизировать «Инока» во время кроссовера и провести небольшую перезагрузку серии, в которой мы избавились от всех её минусов, одновременно сохранив плюсы. В итоге «Инок» сейчас — это один из самых необычных и непредсказуемых комиксов нашего издательства. И дальше будет только интереснее, ведь за серию взялся один из наших лучших авторов Евгений Федотов, новый сюжет которого стартует уже в декабре и пропускать его поклонникам «Инока» нельзя ни в коем случае!

archangel_max, 02.12.2014 14:12:07
А вот уж кто «владеет» серией в конце первого года — это Окунев. Он рисует исторический комикс так, как должен выглядеть исторический комикс.

Уважаемый Артем Габрелянов, 12 и 13 номера Инока действительно самое лучшее место в онгоинге(ну и первые номера с Бизяевым, если закрыть глаза на сумбур со временем). И по сюжету и по графике. Именно так должна была выглядеть эта серия. Я рад, что Наталья нашла себя в Экслибриуме, потому что перезагрузка действительно самое слабое место. И без параллельных миров было место, где развернуться. А дух и мифологию опять придется собирать.

Над «Иноком» с самого начала было работать тяжелее всего.

Это очень хорошо. Трудный ребенок - самый любимый. Именно поэтому серия имела свое лицо. Жаль сменили Гравицкого. Он как раз к 12-13 номеру набил руку.
Ещё много интересного
09.06.2021, 12:02 — Евгений Еронин
Мутанты, зомби и метал.
8156 32
19.03.2015, 11:36 — Евгений Еронин
Реакция на историю с обложкой Batgirl вскрыла большую проблему российской комикс-культуры.
29329 273
05.06.2015, 08:11 — Евгений Еронин
UPDATE: Вышел второй тизер!
28261 142