RSS
Рекомендуем

DROKK! ИСТОРИЯ 2000 AD. Глава 3. Ножницы и клей

17.04.2018, 17:00 — Алексей Волков 1705 0

Новое веяние семидесятых — поменьше самих стрипов, побольше страниц для каждой истории (например, по пять). Это и упрощало жизнь редактору — серий-то меньше — и, как оказалось, усложняло. Художники были преимущественно фрилансерами: приходил их агент, забирал сценарий, а через определённое время приносил страницы. Три страницы еженедельно — это было ещё терпимо, но пять — уже сложновато, поэтому нужно было иметь наготове художников на замену. Со сценариями была та же история. К запуску 2000 AD Миллс заготовил, разумеется, куда больше, чем вмещал журнал. Для тех, кто решит «наехать» на новое издание так же, как на Action, а антиавторитарную тональность Миллс сбивать не собирался, он заготовил универсальный ответ: «О чём вы, это же просто роботы в будущем!».

Одним из главных источников вдохновения, как и в случае с Action, послужил кинематограф. На пару с телевидением. Культовый фильм «Челюсти», по образу и подобию которого был создан скандальный стрип Hook Jaw, стал прообразом истории Shako, в которой вместо акулы кровавый пир себе устраивал белый медведь.

Впрочем, в первых «прогах» (сокращение от «программа», так называются собственно выпуски 2000 AD) плотоядного мишку читателям не показали. Вместо него жалких людишек лопали доисторические твари в стрипе Flesh. История представляла собой модернизированную версию классического рассказа Рэя Брэдбери «И грянул гром», в которой ковбои из будущего охотятся на динозавров из доисторического прошлого. Убитых исполинских ящеров потом едят люди грядущих веков — вот незадача, в ближайшем будущем животные повымирали, и настоящего мяса не достать, зато изобретена технология путешествий во времени. История была вдохновлена как темой ковбоев без прикрас (не Джонов Уэйнов, а неотёсанных кровожадных болванов), так и тем, как транснациональные корпорации губят экологию «покорённых» ими стран. И всё это в обертке крутейшего хоррор-боевика, где мужики в шляпах отстреливают динозавров, а те, в свою очередь, с удовольствием пожирают питательных мордастых ковбоев. Звездой Flesh стала неубиваемая кровожадная тираннозавриха по прозвищу Одноглазая Старуха.

Источником вдохновения для другого стрипа стал сенсационно-популярный в семидесятые сериал «Человек на шесть миллионов долларов» («The Six Million Dollar Man»). История о бывшем космонавте Стиве Остине, попавшем в катастрофу, после которой его тело было «улучшено» кибернетическими протезами, а сам он стал секретным агентом с невероятными способностями, впервые появилась на страницах романа-бестселлера Мартина Кейдена «Киборг». По мотивам книги был снята телевизионная полнометражка (номинированная на премию «Хьюго»), последовала парочка сиквелов, а потом и сериал подоспел, а чуть позже появился спин-офф, «Бионическая Женщина» («Bionic Woman»). Собственно, Миллс, зная о том, как дети фанатеют по этому сериалу, решил сделать для своего журнала нечто подобное — комикс должен был называться Probe, а его главным героем должен был стать английский аналог Стива Остина, Джон Проуб — шпион-киборг.

Вагнер сообщил Миллсу, что свой киборг есть у Marvel, Детлок-Разрушитель. Пэт взял персонажа на заметку, но использовал его в другом стрипе. В итоге Проуб стал M. A. C. H. 1 (так стал называться и сам стрип), шпионом с компьютером, встроенным в мозг. Тогда как тон «Человека на шесть миллионов долларов» постепенно смягчался, шоу становилось всё более «для семейного просмотра», M. A. C. H. 1 должен был быть весьма жестоким, даже круче, чем стрипы в Action. Но руководство IPC такого не одобрило, поэтому Миллс взялся за ножницы, клей и канцелярскую жидкость-корректор. Работа была проделана ювелирная, в итоге история о Проубе стала одним из самых популярных стрипов раннего 2000 AD.

Стрип Invasion 1999 готовился как классическая история о вымышленной войне будущего, что-то в духе знаменитой саги о войне США с Пурпурной Империей из палпового журнала Operator #5 и пропагандистских боевиков пятидесятых (которые достигнут очередного пика популярности в восьмидесятые во времена правления Рейгана). Собственно, по сюжету коварные русские должны были захватить Англию, но на их пути вставал герой рабочего класса, водитель грузовика Билл Сэвидж, вооруженный обрезом. Серьёзно писать агитку никто не собирался, главным в этой истории авторы считали именно образ Сэвиджа, то есть простого британского мужика (чтобы дети соотносили его со своими отцами и старшими братьями), который встаёт на пути у захватчиков. А ещё в самом начале истории было показано, как расстреливают Маргарет Тэтчер! Но в IPC посчитали, что война с русскими — это уж слишком, особенно для детского журнала фантастических комиксов, поэтому государство-агрессор стало называться Волганской Империй, а советскую символику спешно сменили на обычные злодейские стилизованные черепа. Из названия исчез год, вместо которого появился восклицательный знак. Впрочем, в дальнейшем Волганская Империя продолжит фигурировать в историях Миллса как СССР, сменивший идеологию с коммунистической на фашистскую.

Непременная для журналов для мальчиков спортивная история воплотилась в Harlem Heroes, стрипе о команде чернокожих аэроболистов (спорт будущего, нечто вроде баскетбола, но игроки летают с помощью ракетных ранцев), борющихся, разумеется, за звание чемпионов мира. Комикс был вдохновлён популярностью баскетбольной команды Harlem Globetrotters и фильмами вроде «Роллербола», поэтому аэроболисты больше погибали, чем играли. У Harlem Heroes был свой предшественник в Action, называвшийся Death Game 1999. Рисовать злоключения «Гарлемских Героев» должен был испанец Карлос Триго, но Миллса он не особенно устраивал, поэтому после пробы парочки других художников, рисовать серию стал молодой и малоизвестный тогда Дэйв Гиббонс, отличавшийся от тогдашних британских комиксистов своим «американским» стилем. Сама история развивалась скорее не как спортивная, а как вполне себе хоррор, и, как водится с «ужастиками», любимцем аудитории стал не бравый капитан команды аэроболистов Гайант, а жуткий киборг Арти Грубер (до неприличия похожий на марвеловского Детлока), преследовавший главных героев.

Триго же в свою очередь рисовал стрип Visible Man, о человеке по имени Фрэнк Харт, кожа которого из-за воздействия радиации стала прозрачной, и он превратился в ходячее анатомическое пособие. В первые номера 2000 AD этот комикс не вошёл — на совещании по поводу пилотного выпуска боссы IPC решили, что комикс нельзя выпускать, поскольку главный герой выглядит слишком отвратительным. Пэт Миллс был с ними частично несогласен. По его мнению, комикс нельзя было выпускать, потому что Харт был недостаточно отвратительным. В итоге Visible Man стартовал только в 47 «проге».

Ещё несколько идей Миллса будут реализованы в Starlord, ещё одной антологии фантастических комиксов от IPC, которая будет запущена позже, на волне успеха 2000 AD. А в феврале 1977 года читатели получили Dan Dare, Harlem Heroes, Flesh, Invasion!, M. A. C. H. 1 ( и рекламу стартующего в следующем «проге» Judge Dredd).

Первый выпуск, как было принято в Англии, комплектовался бонусом (обычно это были наклейки или какая-нибудь игрушечная ерунда, вроде «картофельных пушек», которых выпустили столько, что их некуда было девать). В случае с первым «прогом» 2000 AD читатели получали «космический спиннер», дурацкий кусок пластмассы, который нужно было швырнуть и наблюдать, как он вращается... Но это хоть как-то тематически сочеталось с журналом. Со вторым номером, впрочем, шли наклейки на туловище, с помощью которых можно было сделать из себя хилый закос под «Человека на шесть миллионов долларов», они стали причиной многочисленных жалоб матерей: «О чём вы вообще думали? Моему Джонни завтра в школу, а он оклеен этой дрянью!». Джонни же, конечно, был в восторге. Новый еженедельник получился шикарным.

Продолжение следует...

Ещё много интересного
19.03.2015, 11:36 — Евгений Еронин
Реакция на историю с обложкой Batgirl вскрыла большую проблему российской комикс-культуры.
19826 272
05.06.2015, 08:11 — Евгений Еронин
UPDATE: Вышел второй тизер!
19820 142
22.03.2015, 19:03 — Евгений Еронин
В конце недели произошло сразу два неприятных случая, в которых российские издатели комиксов показали себя не с лучшей стороны. Мы решили провести беспристрастную аналитику этих событий.
15259 103