RSS
Рекомендуем

Два года вместе с BUBBLE: комикс «Красная Фурия»

11.02.2015, 15:22 — Евгений Еронин 4586 0

Мы обсудили «Бесобоя», мы обсудили «Майора Грома», мы обсудили «Инока». Мы так долго тянули с обсуждением «Красной Фурии», что читатели даже начали о нем спрашивать. Что ж, на спрос и предложение: аналитическая статья о почти двух с половиной годах существования самой неоднозначной серии издательства BUBBLE оказалась самой объемной в цикле. Но при этом и самой глубокой и интересной. На последнюю разведку со мной вновь пошел Алексей Замский (Ларош), а третьим участником стала Ольга Щербинина (Hella), готовая поделиться женским взглядом на серию о супершпионке и секс-символе Нике Чайкиной.

ЕВГЕНИЙ: Что ж, друзья, мы тянули до последнего, но пришла пора поговорить и о «Красной Фурии». Полагаю, эта статья может даться нам труднее предыдущих (наивно будет рассчитывать, что легче), зато имеет шансы оказаться и самой интересной. Глядишь, переведут на английский и опубликуют в tumblr. Фору мы дали не только себе, но и комиксу. У «Фурии» было чуть больше времени скорректировать курс и преподнести себя новым читателям, на которых якобы были ориентированы 25-е выпуски всех серий. Но до этого еще дойдем, а пока стандартный вопрос, который всегда таит за собой миллион дверей, ведущих в холодные и запутанные коридоры: как вас встретила «Красная Фурия»? Каким было первое впечатление?

АЛЕКСЕЙ: О-о, читать первый арк «Фурии» было как смотреть за крушением грузового поезда в замедленной съемке. И в смысле сюжета, и в смысле решений, принятых при создании серии. Сначала легкомысленная приключенческая история превращалась в боевик 80-х со всей положенной атрибутикой вроде сцены, когда персонажи отказываются от огнестрельного оружия ради дуэли на клинковом, пыток героя и обязательного more dakka от номера к номеру. Потом авторы открывали кингстоны и повышали градус веселья — безумный ученый, база в Антарктиде, генеральное сражение. А потом искусственные боги вышибли дверь и началось даже не аниме (с которым в тот момент сравнивали серию, по крайней мере, рядом со мной), а практически сцена из MMORPG. Причем разборчивость действия была обратно пропорциональна его массовости и значимости для истории... но о рисунке традиционно потом. Поверх всего этого шли стратегические решения, о которых оставалось только спрашивать: «Зачем? Зачем?» Из четырех стартовых серий только одна — с женщиной в главной роли, и при этом с обложками в манере худших времен «Top Cow» и фансервисом «комиксов для мальчиков» внутри.

Да вообще, комикс с, как это выражались раньше в газетах, «пикантными» картинками — и это in the year of our lord 2012, когда эротика и порнография поставляются в каждый дом по специальному кабелю. Наиболее вторичный по концепту персонаж — и помещается в единственную серию не на отечественном материале, так что издательству приходится говорить в каждом интервью: «Так совпало, мы не копируем». Командный комикс с бондовскими (а значит, запоминающимися) злодеями, в котором в итоге так много персонажей и событий, что главная героиня становится наименее интересным его элементом. И обложки, нет, я второй раз спрошу: «Зачем?» про эти обложки. Можно было купить номер журнала в метро — и потом не читать его в метро, а прятать в сумке, чтобы не дай бог.

ОЛЬГА: Ким Пять-с-Плюсом повзрослела, из-за каких-то трагических событий потеряла память, выбрала преступную стезю, изуродовала тело жуткой пластической операцией (видимо, она фанатка Кристины Хендрикс) и стала зваться Никой Чайкиной. Тадаам! В первой арке вообще немало удивительных вещей. То, что суперпреступницу ловят, грозят ей пальчиком и предлагают работу, ещё не странно. Странно то, с какой лёгкостью она соглашается. В разум человека, отсмотревшего сериал «Белый воротничок», такая покорность никак не укладывается. Там героя хотя бы снабжают устройством слежения, что не мешает ему постоянно пробовать сорваться с крючка. Ок, в 10-м (!) номере нам дают намёк на то, почему Чайкина не прочь была скрыться, но изначально, хмм. Мотивации «Грааль — это прикольно» мне не хватило.

Сама Фурия настолько невыразительна для главного персонажа, насколько это возможно. Я сейчас о характере, внешность Ники — отдельная баллада. Единственный номер, в котором она меня порадовала — 4-й, новогодний. С «хорошими» парнями вообще беда, если честно. Команда МАК показана совсем уж схематично. Вот этот парень — американец, он грубый, но классный. А этот — англичанин, он будет говорить всем «мисс». Пускай азиат станет техническим гением. Разве что Лотта оказалась относительно интересной, но и то из-за своей evil twin. Вот тут, конечно, у создателей понеслась душа в рай. Главные злодеи, как верно отметил Алексей, практически сбежали из бондианы. А ещё точнее — из индианы. Ох уж эти безумные нацистские учёные и их преданные солдаты! Тема богатая и плодотворная, почему бы и нет. По крайней мере, им хотя бы прописали мотивы поведения. Хотя все равно умудрились в буквальном смысле похоронить подо льдом самую интересную находку — технобогов. В общем, я не очень понимаю, зачем в первой арке было столько номеров, если практически все события, развернувшиеся там, ни к чему не привели.

ЕВГЕНИЙ: Мне нравится, что вы, как порядочные люди, начали рассматривать комикс комплексно, не останавливая взгляд на слоне в комнате — объективации. Интересно, а как бы шел разговор, будь она единственной проблемой серии? Впрочем, это уже из области теории. Обычно объективация либо является неотъемлемой частью стиля, в котором вообще чувство меры учитывается в последнюю очередь (Sin City, как самый очевидный пример), либо, напротив, не присуща произведениям, в которых все хорошо именно потому что хороший вкус автора стоит за каждым элементом (именно поэтому легкие закосы вроде нижнего белья в финале «Чужого» так смущают). В случае с «Фурией» она симптоматична, потому что идет в наборе с кучей минусов, которые вы уже перечислили. Вторично; предсказуемо; сюжеты, хоть и пытаются быть закрученными, развиваются примитивно; персонажей, которых можно было бы описать, не пользуясь фразами из самого комикса, практически нет.

Все детали можно улучшать, а какие-то из озвученных минусов (та же вторичность) минусами могут и не быть, если их переупаковать, но есть краеугольная проблема, которая не позволяет воспринимать комикс всерьез и не дает ему сложиться в полноценное произведение, которое можно оценивать, взвешивать и измерять: «Красная Фурия» старается быть двумя разными сериями одновременно, и эти серии находятся в прямом конфликте друг с другом. Легкомысленность и уникальный юмор в стиле разговоров в мужской раздевалке спортзала соседствуют с избыточной проработкой местной мифологии со всякими досье, документами и длинными суровыми предысториями. Порой кажется, комикс в одном шаге от того, чтобы стать новой «Стриппереллой», но тут вдруг происходит вброс информации про нацистов с обязательной привязкой к историческим датам. Зачем нам, к примеру, занимающая чуть ли не весь выпуск история возникновения маленького городка, если в конечном счете поездка туда сведется к отстрелу оживших мертвецов?

ОЛЬГА: Вот-вот. Перекосы просто феноменальные. Я бы с большим удовольствием читала именно «серьёзную» часть. Конечно, никто не требует шпионский триллер в духе Ле Карре, юмористическая часть должна быть, но зачем скатываться в абсурд. Динозавры, серьёзно? Хотя я уверена, что над этой серией трудились не менее усердно, чем над её сородичами, первые 14 выпусков выглядят так, будто ребята просто рандомно вписывали туда все, что им нравится, не особо задумываясь над логикой. Номер 15, мне, кстати, понравился. Мало того, что в нем немного рассказали о героине, чего раньше особо не делали, над ним работала художница Анна Рудь, которая как раз-таки сумела изобразить Нику так, как я её себе представляла. Жалко, что одним ваншотом все ограничилось.

АЛЕКСЕЙ: Я тоже считаю, что нам нужно больше ситком-комиксов от Катото-тян и поддерживаю желание BUBBLE восполнить нехватку — но почему посреди сериии про супершпионов-то? Я не знаю, было ли у авторов осознанное желание сделать «боевик с видеокассеты», но первые два арка — «с фашистами» и «с джунглями» — явное этого желания воплощение. И вот мне интересно — а правда ли в 2012 году существовала аудитория, для которой это предназначено? Откаты в ретро, во времена, когда комиксы были наивными, я могу понять для западного рынка, где у взрослых людей есть спрос на комиксы из их детства. Но у нас?.. Устаревание заметно ведь не только в тематике и приемах (которыми авторы так увлекаются, что выкатывают новый «крутой» трюк раз в несколько страниц, напрочь забывая, о чем писали чуть раньше, и противореча себе), но и в отсылках. Кому сейчас нужно сравнение с Памелой Андерсон? Кому из семнадцатилетних она была на тот момент нужна или хотя бы известна? А если комикс рассчитан на более старшую аудиторию, то почему он держит читателей за дураков или, по крайней мере, за людей с примитивными и очень легко удовлетворяемыми потребностями в развлекательной литературе? Впрочем, это-то извинительно — по первости все баббловские серии так обращались с аудиторией, это называлось у них «нащупывать почву».

Второй арк, который совсем уж «индиана», имеет ту же детскую болезнь, которая заставляет его рассказывать не крутую захватывающую историю, а историю, состоящую из моментов, в замысле выглядевших крутыми и захватывающими. Это приводит к сценарию, в котором события просто случаются одно за другим — не то чтобы в них нет логической последовательности, но эта логическая связь укладывается в слова «и так совпало, что». Не только попадают в передряги герои благодаря совпадениям — выбираются они из них тоже либо по счастливой случайности (и да, «богиня местного племени похожа на главную героиню» засчитывается за совпадение), либо по действию «бога из машины». Под конец «бог из машины» вообще на полвыпуска занимает собой комикс. И я так понимаю, Петрович порадовался возможности порисовать драконов и воинов, а мы порадовались тому, что у него вышло, но и с сюжетной точки зрения, и с точки зрения «тот ли вообще комикс я взял в руки?» — это очень слабое место. Кстати, начиная со второго арка становится заметно, что в центре внимания для сценариста находится не Ника, заглавная героиня серии, а Джошуа, которому достается существенно больше моментов эффектной победы над врагом (за вычетом, понятно, тех случаев, когда врага забивают насмерть кулаком сценариста, то есть, пардон, счастливым совпадением). В 12 номере, например, он отчетливо отбирает «спотлайт» у Ники. Поясню. Про Джошуа мы знаем, что он «выживальщик» и мастер рукопашного/ножевого боя. Про Нику — что она, в числе прочего, акробатка. Кто при столкновении с динозавром прыгает динозавру в пасть, бросает гранату и выпрыгивает обратно? Джошуа. Зачем в сцене Ника — чтобы ахнуть от страха, а потом посмотреть на Джошуа влюбленными глазами. Заверните, выносите. К этому стоит добавить только то, что «прыгнуть в пасть к динозавру, заклинить ее копьем, бросить гранату и выпрыгнуть» не было для Джошуа импровизированным решением в критической ситуации (как это часто бывает в кинобоевиках), которое сработало вопреки ожиданиям героев — он так и собирался сделать. Он рассчитывал, что это сработает. На этой точке мозг читателя включает режим «Кино со Шварцем» и больше не переживает за успех миссии героев или их жизнь и здоровье — он только ждет, какой невероятный трюк будет совершен следующим.

Чем дальше, тем больше случается сцен, в которых Ника пугается, паникует или оказывается в опасности/беспомощной, а другим персонажам, причем в 90% случаев Джошуа, нужно ее спасать или подбадривать. Такой персонаж — не преступление сам по себе, но, когда это главная героиня экшн-приключенческой серии, что-то тут не так. К третьему арку должно, казалось бы, стать проще, но и тут если кто и попадает в плен, оказывается в опасности или рискует завалить все дело, то это Ника, а если ей нужно, чтобы кто-то другой поддержал ее, то это обязательно мужчина. Возможность отметиться в качестве воровки и акробатки, которая наконец представляется не раз за арк, немедленно из ведра тушится тем, что Нике достаются все классические (и под классическими я понимаю такие, от которых болят зубы) ходы романтической комедии. Любопытно, что в одной точке здесь сама Ника работает «богом из машины» — взамен на это ей достается меньше площади страницы в боевых сценах, чем тому же Джошуа.

Впрочем, главная проблема третьего арка — это то, что план, как выразился в нашем подкасте Габрелянов, «меньше сисек, больше интриги» привел к следующему: в почти каждом номере до трети страниц занято огромной экспозицией, рассказывающей нам фон истории. Это буквально статические, не связанные с повествованием картины и блоки текста к ним. То есть ура, теперь скучные и ненужные «досье» не заполняют пространство номера. Вместо них есть будто бы важные фрагменты бэкграунда, которые оторваны от истории и предназначены в основном для того же — нагнать листаж. Информация, поданная в этих вставках, не засчитывается, как «миростроение», потому что работает она не на весь комикс, а только на текущий его сюжет, и становится бесполезной после завершения этого сюжета. Про нагон листажа я вот чего не понимаю, кстати — картинки к досье рисовали всегда другие художники, не тот, что саму серию. То есть это позволяло снизить нагрузку на артера, уменьшить требуемое от него количество страниц в месяц. Здесь же экспозиционные куски рисует основной художник серии, и деталировка у них не ниже, чем у остальных страниц. То есть время художника не выигрывается, экономится только время сценариста, который вместо сочинения бойких (предполагается) диалогов пересказывает нам Википедию (я утрирую). Но, казалось бы, сценаристу не так критично выигрывать время, а читатель оказывается в убытке, потому что купил меньше страниц сюжетного комикса, чем рассчитывал.

Еще к проблеме «читатель платит за сюжетный комикс, а получает что-то вместо него» — 16 выпуск служит развернутой рекламой настольной игре. Надо ли говорить, почему плохо, когда номерной выпуск онгоинга занят не просто филлером, а филлером, не касающимся основной линии комикса и даже его персонажей? К теме Асулбурга мы возвращаемся в 24 номере, и он снова не задевает историю Красной Фурии (притом на тот момент куда сильнее понятно, насколько далеко разошлись история про фашистов и история про Нику). Но там он даже не продает игру — в общем-то, он нужен, чтобы Окунев порисовал вархаммерщину. Опять же, я очень рад возможности на это посмотреть, но де-факто это комикс о том, как вы ввели пятую и шестую команды в настольную игру, а я тут покупаю онгоинг про конкретных героев и, хотелось бы верить, с конкретным настроением.

ОЛЬГА: Что касается 16 номера, вопрос «почему», а также " зачем«, более чем актуален. Если уж на то пошло, это касается всех ваншотов серии. Я как-то забыла про настольную игру, это хотя бы что-то проясняет, но все равно, их можно смело пропускать.

ЕВГЕНИЙ: Проблема с «Фурией» острее всего ощущается в контексте того, как BUBBLE, собственно, себя подает. BUBBLE позиционирует себя как русский мейнстрим, аналог Marvel и DC в нашей стране. Но Marvel и DC не позволяют себе того, что позволяет себе BUBBLE. Для безжалостного T&A есть издательства помельче, а за гигантами периодически следят СМИ. И они совсем не прочь устраивать бурления, но им важно выглядеть смелыми революционерами, а не злодеями, ставящими интересы одной половины аудитории выше другой. Свадьба геев, мусульманин в роли Бэтмена Парижа, Мисс Марвел-пакистанка, — вот их инфоповоды. И это вовсе не от ощущения какой-то социальной ответственности, это все бизнес-решения. Но характерны они для всего, что происходит в американской медиасфере. Те, кто недоволен «Фурией», смотрят в первую очередь на продвинутый Запад. И правильно делают, не на Восток же смотреть. Но хоть я их негодование в целом и поддерживаю, приходится констатировать, что вызвать перемены будет крайне трудно, если вообще возможно. Bad publicity — это рак, замораживающий карьеры, но и там он работает выборочно. В Голливуде разные градусы отношения к выражению нетерпимости или применению насилия, но есть вещи, которые не считают достаточно серьезными и предпочитают проезжать. Что уж говорить о нишевой по сути индустрии комиксов: мы можем надолго потерять художника Rat Queens, у которого произошел неудачный инцидент с женой, но Брайан Вуд спокойно работает, как и раньше, он физических неудобств женщинам не причинял, только психологические (тут должен вылезти Майкл Джексон из South Park и воскликнуть «Allegedly!»).

АЛЕКСЕЙ: Первоначально мне хотелось свое участие в разговоре про объективацию начать и закончить, повесив рядом страницы из 10 выпуска, где Нику будят среди ночи, и из первого, что ли, выпуска «Чудо-женщины» Чианга, где есть практически аналогичная сцена. Но нет, видимо, мы этим не ограничимся. Дело не только в том, что «за гигантами следят СМИ». Гигантам нужно продавать комиксы. Эти комиксы тем лучше продаются, чем большее количество людей они заинтересовывают. Нам, белым гетеросексуальным мальчикам, невозможно вообще понять, что это за ощущение «Ух ты, этот герой похож на меня» — ВСЕ герои похожи на нас, ТОННЫ комиксов с белыми мужчинами в главной роли выходят каждый месяц. Нам в принципе не близка американская ситуация, в которой есть «недопредставленные» группы людей. И на американском рынке от того, что к этой тонне добавится килограмм комиксов про Камалу Хан, количество читателей комиксов про белых мужчин не уменьшится — но есть шанс, что добавятся новые читатели, и этот шанс крупному издателю несложно использовать. Да и те же СМИ — потребитель голосует рублем, и есть сложившаяся практика, по которой он не голосует за тех, чьи бизнес-стандарты ему не нравятся. Я, может быть, не читаю комиксов про Бэтвуман, например, — но я могу из принципа не дать денег издательству, которое прирезало свою единственную серию с лесбиянкой в главной роли. С сексизмом все еще интереснее. Если ЛГБТ, расовые меньшинства или там рыжие левши занимают предположительно небольшую долю рынка, и вы якобы можете для них не работать, то женщины — это в любом населенном месте земного шара половина всех людей. И распространенные старые мифы о том, что девушки якобы не читают комиксы или не ходят в кино на боевики, уже давненько не работают.

ОЛЬГА: Бедная, бедная Ника. Какие внутренние демоны её терзали, какие комплексы одолевали, что она накачала грудь силиконом и удалила половину ребер? Или, может быть, она стала жертвой безумного хирурга, как в фильме «Кожа, в которой я живу»? Ок, я не вижу ничего плохого в комиксовых дамах с суперформами (точнее вижу, но принимаю правила игры), но это уже слишком. Даже чрезмерно грудастая Юлия Пчелкина из первой арки «Грома» не вызывала такого отторжения. Костюм тоже «отличный». Интересно, каким это образом, красный латекс с портупеями отображает характер персонажа (так сказано в дополнительных материалах к ТПБ)? Нет-нет-нет, я даже не хочу об этом думать. Ещё одно забавное наблюдение связано со сценой, в которой Ника и Лотта переодеваются в баварских шл, ой, официанток. Это даже не претензия, а просто забавный факт: дорогие мужчины, подобной модели белья не существует. А если бы и да, то она бы никогда не удержалась на этом, хм, бюсте из-за отсутствия лямок. Не поймите меня превратно, я понимаю, зачем нужен фансервис. Просто хотя бы делайте это красиво и со вкусом.

АЛЕКСЕЙ: Мы можем начать с дежурного вопроса о том, почему же не происходит объективации мужчин — натурально, почему мужчин не рисуют в позах, в которых они сводятся к набору интересных для разглядывания частей тела. Но этот вопрос обглодан сто раз, и аргументы обеих сторон до сотой итерации известны. Какие «бизнес-решения» приводят к тому, как написана и нарисована «Фурия»? Ага. Со «сбруей» вот тоже интересное дело — казалось бы, в команде BUBBLE есть женщины и их можно расспросить и узнать, что спортивный лифчик работает НЕ ТАК, а надетая на Нику сбруя не уменьшит, а увеличит количество ее проблем в движении. По мере движения серии, кстати, красно-черный обвес будут рисовать то более разумно-реалистично, то менее, а иногда он будет вообще фетиш-элементом. И лучше бы, знаете, он все время был чистым фетишем — это было бы хотя бы честно. Давайте уж поговорим о «красиво и со вкусом» тогда. Вкус — это в числе прочего представление об уместности и соразмерности. То есть когда художник разворачивает кадр таким образом, чтобы показать не крутость и пластику героини, а ее ягодицы — это якобы можно простить, это фансервис, а авторы на самом деле женщин глубоко уважают. А потом сестры Лемке в поединке оскорбляют друг друга тем, кто из них толще, хотя вопрос даже не в том, почему именно этим они рассчитывают друг друга уколоть, а тупо из картинки следует, что такой проблемы явно нет — ты понимаешь, что не-е-ет, это уже не фансервис, это у авторов сон разума рождает чудовищ. Но это меня опять снесло на первый арк, про который лучше навсегда забыть. Вот к 17 выпуску костюм Фурии переживает редизайн и становится вроде как менее проблематичным. На его описание тратится даже центерфолд номера. И у меня по прочтении центерфолда есть вопросы. Например, как получилось, что мужчине в тактической обстановке не нужно беречь колени? То есть, извините, какими должны быть тактические условия, чтобы женщине-оперативнику потребовалось держать открытыми середину бедра или пупок? Я не придумал. Особенно, конечно, интересует пупок — судя по двум вариантам костюма, на миссии с применением голого пупка берут только женщин (а на бедра можно и мужчину в шортах).

ОЛЬГА: Новый костюм Фурии вызвал у меня даже больше вопросов, чем тот красный латекс. Мало того, что бронетопик это что вообще такое, так и в каком это мире оперативница «в поле» будет носить чулки? То есть я помню, что вот Чёрная Кошка или Затанна рассекают в купальниках и колготках в сетку, но, насколько я поняла, «Фурия» прикидывается относительно реалистичной историей? Или, б-же, я изначально ошибалась и надо было рассматривать все с совсем другого ракурса? Если говорить об удачных дамских суперкостюмах, можно вспомнить совсем свежее: вот, например, как переодели Бэтгёрл и Спайдервуман. Или костюм Капитана Марвел в ране Деконник. На мой взгляд, красиво, функционально, адекватно, но в тоже время — это не мешок из-под картошки, который прячет героиню от людского взора.

АЛЕКСЕЙ: Но давайте, в самом деле, забудем все прошлое. Забудем Зенескопщину первого года, забудем «второй год», на который хотелось бы указывать, как на время, когда комикс вырос из коротких штанишек, но не выйдет, потому что часть детских болезней развилась во взрослые, забудем даже тот момент, где наш родной Игрок позволил в одном номере подхватить по фразе из «Темного рыцаря» и «Бойцовского клуба» (на один оммаж больше, чем нужно). Посмотрим на 25-28 номера, которые вроде как должны быть свежим стартом для серии, мягким ребутом и всем таким прочим. Что же, стала ли сбруя поддерживающим спортивным лифчиком, вернули ли героине вынутые ребра? Увы, нет. Сбросили ли с парохода истории «адскую нимфоманку»? Тоже нет, и она все еще недалеко от центра сюжета, и у нее все еще две черты характера — «адская» и «нимфоманка».

Вот вы говорите, Запад. На Западе бы, между прочим, прикопались к таким вот важным деталькам: первое и единственное, что говорит Чайкина, когда видит фотографию Грома — это что он симпатичный; а первое, что считают нужным сообщить Джонни и сценарист о Мико помимо ее имени и возраста — это что у нее нет парня. А у нас пока все гораздо хуже, так что давайте о другом. К сожалению, пора о серьезном.

Начнем с азов. Почему в комиксы плохо помещать картонные стереотипы? Не только потому что они оскорбительны для живых представителей рас, национальностей, ориентаций. А еще потому что мы осознаем и признаем способность культуры формировать наше мышление. Нет, не на уровне «наиграются в свои контрстрайки, а потом убивают учителей» — но на том уровне, когда повторяющийся и воспроизводящийся стереотип, особенно оценочного характера, формирует ожидания. Ближе к телу? Окей, ближе к телу. Многих из нас раздражает однобокое изображение гиков и нердов в «Big Bang Theory» или в «Comic Book Men». Мы говорим: «Ну елки зеленые, ну мы же не такие!» (я подозреваю, физики-теоретики говорят это еще чаще) Почему мы вообще тратим воздух? Потому что завтра ты на работе скажешь, что читаешь комиксы, а у людей перед мысленным взором встанет Митч Хедберг, так что лучше промолчать. Сегодня насмотрятся на хакеров в блокбастерах, а завтра скажут: «Сделай мне тут всё, тыжпрограммист». Каждый черный парень умеет играть на бас-гитаре. Ой, да где же тебе разбираться в технике, ты же девушка. Вы в свою доту играете, чтобы от реальности убежать, а эльф восьмидесятого уровня ты потому, что в реале прыщавый и тебе бабы не дают (кхм, извините). А бывают стереотипы, которые формируют опасные ожидания. Не хочу даже приводить примеры, чтобы мы не угодили не с того конца в Гугл.

Давайте посмотрим на финал 26 номера так, будто он только что вышел. Всего за две страницы авторы сдают все позиции, завоеванные не за один номер. Потому что, ребята, оказывается, если женщина говорит «нет», это значит «да», и если ее изнасиловали, то это она сама так хотела. Не «самадуравиновата» даже. Ей так нравится. А что на этих страницах говорит главная героиня, Ника Чайкина? А она говорит пресловутое «no means no» и знаете, что? Ошибается! Ну, зато на панельках, где мы все еще думаем, что это настоящее изнасилование, нет сексуализации и объективации изображаемого. Минус сто очков, плюс пять очков. Право слово, лучше б вы продолжали лакированные сиськи в кадр пихать, в этом виде вы были безобиднее. И-и-и вот я уже не удивлен, что на обложку 27 номера вернулись те самые сиськи. C ярким крестиком чуть повыше, чтобы вы не забывали о вечном. В этом номере, спустя всего месяц, мы узнаём, что перед нами правдиво выписанный образ деструктивной личности. Но не спеши радоваться читатель, не в том дело, что Мико нарывается на неприятности, любит секс с насильниками (да, именно так, а не в более мягких формулировках), а дальше она будет резать себе руки или раскатает свой death wish на всю длину рулона во время столкновения с похитителями? Все круче.

Но давай по порядку. Итак, прошел месяц твоего читательского времени после сцены «она сама хотела». Начало 27 номера (спойлеры! спойлеры, блин!) все расставляет по местам — изнасиловать Мико пытаются уже бандиты, и она тут же паникует, и понимает, почем фунт лиха, и просит Нику спасти ее. Ника, как водится, отпускает покровительственную ремарку «Че, не заводит тебя уже изнасилование?» (не цитата) и спасает девчонку, которая усвоила урок и не будет больше перечить старшим. То есть не будем останавливаться на том, что такому приему про «старших надо слушать» несколько тысяч лет — мы ради крученой фабулы читаем этот комикс, а не ради формальных новаций. Но вы поняли, что только что произошло с моралью? Изнасилование — это не то, что реально происходит, это то, как случившееся с ней воспринимает женщина. Там ей нравилось, тут она одумалась — ну, сама дура виновата, но у нас не трагедия, сейчас всех скоренько спасут. Две ситуации — та, в которой девчонка говорит «нет», когда имеет в виду «да», и та, в которой мы злорадствуем над тем, что Мико запела другую песню, едва столкнулась с грубой реальностью — в голове читателя соседствуют. Для тех, кто не провел параллель сам, Ника напоминает об этой связи (ну еще бы, выпуск сменился, месяц прошел, могли забыть). Так тебе и надо, девочка, не строй из себя, а то получишь. Делал ли что-то не так тот парень, которому Ника дала в табло в клубном туалете? Ну, он получил по лицу и хватит с него. А девочка? Ой, что вы, девочка вообще не пострадала — в первый раз она сама хотела, а во второй ее только напугали. Ах, простите, не «произошло с моралью», а «могло произойти». Ведь переверни страницу и узнай, что она не сама так хотела, а (я уже предупредил про спойлеры?) она все это наплела, потому что ей стало стыдно.

То есть что мы имеем? Что Мико, только что перенеся попытку изнасилования, в состоянии убедительно для Ники сказать: «Да ладно, я сама хотела». То есть или Мико гений, или Ника полная дура. Но ведь на самом деле нет — на самом деле Мико просто написана не как живой человек с чувствами, мыслями и мотивациями, а как одномерный персонаж, который выполняет нужные сюжету функции. Ведь что происходит сразу после того, как мы узнаем последний из заспойленных мной фактов? Нике достается возможность произнести монолог о том, как важна семья, которой у нее не было. Есть и для кого, и о чем. Полагающаяся по хронометражу тихая драматическая сцена посреди экшена — чтобы обозначить, что тут не просто так людям копчики ломают, а за вечные ценности. Но постойте — у Ники не было никакой семьи? Ах да! С того парохода, с которого мы не столкнули адскую нимфоманку, таки упал старый клоун из пятого выпуска.

А еще, судя по всему, для автора очень важно, чтобы его персонажи укладывались в дихотомию мадонны и блудницы. Потому что сразу же после открытия истинных причин поведения Мико страница спешит нас заверить, что у Мико никогда не было «даже парня, не то что секса». Помните, я уже обращал внимание на то, что «нет парня» — это едва ли не первое, что мы узнаем о Мико? А добавьте к этому то, что положительные героини — Ника и ранее Лотта — подчеркнуто дистанцированы от сексуальной активности, а единственная интересующаяся сексом женщина в серии одновременно является одним из самых бесчеловечных ее злодеев. Скажете, я придираюсь, проблема существует только потому что между выпусками проходит месяц и fake-out истории с изнасилованием приходит, когда предыдущая сцена успела промариноваться в моей голове? Ну так вспомните момент о том, как леди-полицейская сполоборота лишается одежды и оказывается у ног ван Хольта, и прикиньте, сколько номеров прошло от этой сцены до сцены, в которой мы узнали, как ван Хольту это удается. Вот где-то в этой точке мысль «это уровень фабулы российского псевдоблокбастерного кино, так и нужно, это жанр такой» ломается и остается очень неприятный осадок от всего фокуса, который проделали с читателем.

Ох, пожалуй, я выдохну. Понимаете, ребята, сыграли-то вы нормальную мелодию. В смысле, я поверю, что у вас были только лучшие побуждения. Проблемный подросток, деструктивное поведение, «нет значит нет»... Только эту мелодию вы сыграли из одних фальшивых нот. Те фабульные ходы, которые это вам дало — героини попадают в плен, Ника спасает Мико, «у меня никогда не было семьи», «не трогай мою сестренку, тварь» — вы уверены, что эти ходы стоили того, чтобы пройти их по пояс в мутной воде? И что их нельзя было реализовать другим, более свежим в обоих смыслах образом?

ЕВГЕНИЙ: У меня новый сюжет не вызвал такой острой реакции, основным чувством было... удивление? Удивление напополам с недоумением. Осознанный отказ от явного фансервиса, пусть и на пару выпусков (в 27-м уже сорвались), видимо, призван был показать, что «Красная Фурия» не только об этом. Ничто не наводило на мысль, что вместе с направлением комикса изменится и его визуальная подача, но нам предложили обратить особое внимание на сценарий, и я покорно обратил. Наверное, будет преувеличением сказать, что история про телохранителя увела «Фурию» в другой жанр. Разные жанры — это к «Иноку», здесь суть серии от сюжета к сюжету не меняется, только декорации и градус фантастичности. Тем не менее, с 25-го выпуска пошел немного другой комикс про супершпионов, борющихся с бондовскими злодеями. Вместо веселухи с зомби и динозаврами нам решили рассказать прямолинейную историю про телохранителя, что называется, beat by beat. Сначала человек, которого охраняет Ника, будет крайне негативно к ней относиться, потом произойдет сильная эмоциональная встряска и они привяжутся друг к другу.

Возможно, BUBBLE какие-то вещи и делает в России первым, но всем сценаристам, и в особенности Артему Габрелянову, надо понимать, что пусть в России и не создавалось очень много разнообразных комиксов, у отечественной аудитории был и есть доступ не то что к зарубежным комиксам (это ладно, язык знают не все), но к другим видам развлечений в принципе. Тут речь не о скидках и первых шагах даже: когда мы берем в руки или открываем на планшете русский комикс, мы не хотим увидеть качественно исполненную эмуляцию того, что нравится авторам. Допустим, какие-то вещи «Фурия» понимает и уверенно по ним проходит. Но что нам остается? Мы внимательно смотрим на исполнение, к чему комикс и побуждает, и тут уже начинаются проблемы, о которых ты, Леша, говоришь. Мне кажется, по поводу Мико ты преувеличиваешь. Я сразу же не принимал за чистую монету все произнесенные ею вещи, а сцена с мнимым изнасилованием показала ее подростковую глупость. В то же время вкупе с обложкой, акцентирующей внимание на груди несовершеннолетней девочки, вся эта схема приобретает очень некомфортный характер.

ОЛЬГА: 23 номер совершенно зря так скоро пропустили. Тут самое время поговорить о самом неприятном персонаже нашей печальной саги. Джесси Родригес — боевик и нимфоманка, приятно познакомиться. Она, похоже, должна вносить некий фан, но на деле вызывает желание реветь Кинг Конгом и рвать бумагу. «Меня так не драли с начальной школы?», серьёзно? У Джесси две сюжетные функции: выполнять задания и спать со всеми подряд. Но ситуация с Джошуа — просто апогей всего. Интересно, в каком дешёвом порнофильме посмотрели этот ход (на самом деле я не хочу знать этого никогда). Когда же сценарист в номерах 25-28 забывает нам рассказывать про «адскую нимфоманию», персонаж парадоксальным образом становится отличным. Такая Ника наоборот, только вот у Джесси есть свое очарование, пускай и мерзкое.

АЛЕКСЕЙ: Ольга, а я бы взялся защищать Джесси, если бы не одно «но». Я бы взялся защищать ее, потому что эй, это же гендерсвич Джеймс Бонд! Стреляет во все, что шевелится, трахает все, что продолжает шевелиться к концу стрельбы. Сексуально активная женщина, не марионетка и не суррогатная мать или сестренка. Сама выбирает партнеров, сама выбирает жизнь. Более того, она не изображается соблазнительницей — тем, кого она выбрала, бывает СТРАШНО перед ней. Ну то есть Джесси — что угодно, но не сексистский стереотип, сказал бы я, научитесь ценить своих эффективных антагонистов... НО. Все это работало бы, не будь в прошлом 16-го выпуска. Ах, его бы сжечь. Ах, вот бы кто сказал, что писался он второпях и не глядя. Да просто объявите его неканоном, в самом деле! Потому что в этом выпуске сценаристы дают нам понять — им непонятно и некомфортно писать про сексуально активную злодейку. Если такое либидо прикреплено к женщине, ему срочно надо искать объяснение. И то, что таких объяснений находится два, и оба — явно оценочные и негативные, сразу лишает меня желания защищать дизайн Джесси. Ах, она стреляет с двух рук, а потом трахает первого попавшегося — это было бы круто, не будь она, во-первых, нимфоманкой (а это слово обозначает расстройство, не так ли? Не просто «охоту»), а во-вторых, проституткой — когда ее нанимают, она сразу спрашивает «с интимом или без», помните? По-вашему, Джеймс Бонд так спрашивает? Джеймс Бонд неотразим и берет свое, нравится нам это или нет. Джесси, во-первых, не владеет собой, во-вторых, кхм, оказывает услуги. Ну а Джесси образца номеров 25-27 — отличный персонаж. Витальный, хищный, эффективный во всем, что делает.

ОЛЬГА: Это как в старой бородатой шутке про то, что если у мужчины много женщин он — мачо и т.д. В общем да, путать заболевание и банальный промискуитет очень странно. Но вернемся к последней арке «Фурии». Две ситуации с «изнасилованием», так глубоко затронувшие Алексея, мне напомнили сцены из сериалов. «Случай в клубе» очень уж похож на завязку субботних мелодрам по каналу «Россия 1», а «случай с похитителями» это явно что-то с НТВ. Апофеозом всего этого служит фраза «не трогай мою сестренку, тварь». В очередной раз спрошу: «Серьезно?». Но ладно, давайте наконец о хорошем. Номера 25-28 все-таки большей частью радуют. Во-первых, эта арка почти полностью освободилась от лишнего мусора: команды напарников, нацистов, Грааля и т.д. У Ники есть задание, у нее есть четкая цель и понимание того, что нужно сделать. Всего-то 2 года понадобилось, м? Если все-таки забыть сентенции, связанные с сестрой Хольта, то в свежих номерах я наконец увидела то, что ждала изначально: историю изворотливой шпионки, которая борется с злобным гением. Просто и со вкусом, никакой мишуры. Ну и подробности о личности самого Хольта пока что радуют, это было немного неожиданно.

АЛЕКСЕЙ: Вот за местного Айронмэна я готов вступаться и биться до последней капли крови. Не удивлюсь, если кто-то где-то ругается на него, как на старте серии ругались на вторичность самой Фурии — но вот я считаю, что персонаж отличный, старый прием хорошо применен (и ой не Стэн Ли его придумал и ой не Тони Старк один такой, честное слово) и на выходе получается залихватски и интересно. Мне несколько мешают его вторичные диалоги, но хочется думать, что это сознательный пастиш, игра сценариста со мной — мол, угадай, какого великого комикс-злодея Хольт процитирует следующим?

ЕВГЕНИЙ: Поговорим о рисунке. По-моему, благодаря ему «Фурия» достигла максимального сходства со своими западными кумирами вроде Gen 13 — там тоже сначала было коряво, но от всей души, потом стало компетентно. Олег Окунев, следуя примеру товарищей, вырос уже на страницах других серий, и сейчас видно, что ему интереснее рисовать то, что он рисует в «Иноке». Вот Константину Тарасову и Эдуарду Петровичу как раз интересно рисовать «Фурию». Иначе согласился бы Тарасов делать тот 4-страничный разворот с армией зомби? Наверное, согласился бы, но без энтузиазма. В «Фурии» не было резких стилистических переходов «Инока», и главного художника тоже не определить, в отличие от «Майора Грома» и «Бесобоя». Что скажете? Вам «Фурия» не кажется своеобразным полигоном, на котором художник BUBBLE может отточить мастерство и разрисоваться, будто сотрудничая с Джеффом Лоэбом, чтобы потом пойти творить в других сериях с большей уверенностью?

ОЛЬГА: Честно говоря, меня как раз смущает тот момент, что у серии так и не появилось «своего» художника. Дело в том, что в «Фурии» я так и не увидела арта, от которого бы сказала: «Это оно! Не уходи никогда». Я, как человек, который не может даже домик нарисовать ровно, и при этом является ярко выраженным визуалом, всегда благоговею перед людьми, которые «делают красиво», но думаю, что история о Нике должна продолжать искать второго автора. Поэтому, наверное, и хорошо, что люди, работающие над серией, постоянно меняются.

АЛЕКСЕЙ: Я понимаю, что у нас другие традиции, другое прошлое и другое все, а я читаю много американских комиксов, облиберастился и сошел с ума. Но первое, что я вспоминаю, когда речь заходит о рисунке «Фурии» — это как меня раздражает изображение там азиатов, будь то Ван в первом арке или корейцы в последнем. Тут опять можно затевать спор, подобный «а мужчин тоже объективируют» — мол, белых европейцев/американцев тут тоже рисуют стилизованно, шаржируют и тех, и других... Но нет, ребята, как вы не покажете мне ни одной эффектно повернутой в кадр попы ван Хольта или эпилированной груди Джошуа (что, есть женщины, которым нравится волосатая грудь? Ну так есть мужчины, которым нравится узкий таз, не похожий сзади на два воздушных шарика, и че, нас тоже обделяют?), так вы не найдете в «Фурии» двух корейцев/китайцев, во внешности которых переданы разные маркеры их характера. Ван Хольт, Дельта и, не знаю, бандиты — заметно разные. Азиаты — все одинаковые. Это в наших широтах не преступление, и у меня на этот счет нет выпяченной гражданской позиции, что вы — но это как минимум леность художника, вы не находите? Извините, опять отвлекся.

Общий уровень рисунка в «Фурии» так же хорош, как и везде в BUBBLE и, что важно, не проседает на отдельных номерах. На страницы всех, кто работал на серии, мне интересно смотреть, в экшене хватает бодрости, в big reveal-ах — масштаба, у персонажей есть узнаваемость. Но Ольга сто раз права — у серии при этом нет своего лица. А все почему? Потому что «Фурию» кидало от фашистов к динозаврам и обратно несколько раз, а художники менялись едва ли не чаще, чем выбранные жанры. В результате постоянством обладает только Ника, а ее большого дарования рисовать не нужно. Итого получаем «арт Тарасова и баба с сиськами», «арт Окунева и баба с сиськами», «арт Мясникова и баба с сиськами». В результате запоминается что? Ага. А весь хороший рисунок отступает на второй план. Причем далеко не всякому художнику на «Фурии» выпал шанс порисовать акробатику — как-то сюжет про воровку-циркачку до сих пор включал не так уж много трюков. Вот это по-настоящему досадно. И вообще, мы уже видели, как Тарасов рисует армию зомби — пусть бы другую армию зомби нарисовала Анна Рудь, а?..

ЕВГЕНИЙ: Подводя итог не только этого обсуждения, но и всего цикла, можно смело сказать, что хотя бы за уровень рисунка в комиксах BUBBLE беспокоиться не стоит: не знаю, что происходит на уровне отбора, но на выходе виден контроль качества. Это очевидный плюс, который засчитывается и «Фурии». В остальном с ней полная неопределенность, эволюцию, ради которой теоретически и запустили серию статей, здесь проследить пока не удается. Интересно, считают ли сами создатели, что нужно что-то менять? По новому сюжету не понять. Сейчас «Фурия» совмещает в себе несколько разных подходов к примерно одному жанру, и по отдельности они могут работать (даже фансервис! но для этого нужно врубать самоиронию), но когда видишь их вместе, мозг ставит барьер. Словно Нику Чайкину четыре коня тянут в разные стороны. Есть четкое ощущение, что от одного из противоречащих друг другу элементов комиксу нужно отказаться. От какого — решение за издательством.

leonidkonstantinovich, 12.02.2015 14:02:08
Такой большой материал и ни одного комментария.
redson, 12.02.2015 17:02:18
Увы.
Ларош, 12.02.2015 17:02:49
А просто это первый бабблонгрид, где не было в конце слов от создателей. Нарушили традицию - испортили карму.
leonidkonstantinovich, 12.02.2015 17:02:39
То-то я думаю, а чего это у меня не бомбануло.
redson, 12.02.2015 17:02:24
>испортили карму

Бедный Степан вообще ни за что пострадал.
Ахмед, 12.02.2015 21:02:32
Бла-бла бла сексизм,
бла-бла-бла объективация,
бла-бла-бла сиськи.
Господа и дамы, сами-то не утомились борясь с ветряными мельницами?
meat_eater, 12.02.2015 22:02:18
Очень хороший, правильный и нужный текст. Спасибо вам.
valber, 12.02.2015 22:02:03
Честно говоря не трогаю фурию из-за пинапа... купил 17 номер увидел скрин с грудью(из этой статьи) и подумал что рановато. Куплю BUBBLE - омнибас (т.е. большую книжку с твердой обложкой по фурии)

Также помню в одном из интервью Артем сказал что у них с Фурии большие продажи(иначе с чего бы они игру делать стали). Итут возникает вопрос почему? может аудитория этого и хотела?
Ахмед, 12.02.2015 23:02:48
Фурия это абсолютно нишевый продукт, он про злобных фашистов, динозавров, зомби, сиськи, брутальных мужиков, ловких хакеров и т.д. С эдакого треша можно даже получить специфическое удовольствие (как от фильма "Неудержимые", где можно придираться к тому, что он тупой и тестостероновый, а можно расслабиться и получать удовольствие от происходящего абсурда) Вот только проблема Фурии не в сиськах и динозаврах, а в том, что это все плохо подано. Те же кадры "выгодно" демонстрирующие формы Фурии скорее пугают своей гипертрофированностью, местами складывается ощущение, что сейчас они вывалятся из кадра и задушат тебя.
Krimsooon, 15.02.2015 18:02:13
Отличный обзор, спасибо. Странно, но захотелось прочитать комикс, чтобы самому оценить данное творение)
guest, 17.02.2015 04:02:01
много букв о сюжете, которые обходят стороной элементарный центральный факт - Габрелянов плохой сценарист. у него беспомощные слабые дилетантские сюжеты. при этом десятки выпущенных комиксов и годы непрерывной работы над сюжетами так и не научили его вменяемо писать историю.

назовите хотя бы один сильный выпуск любой из серий к которой он написал сюжет?
хотя бы один из сотни, или сколько их там уже

вменяемые истории в бабле есть только там где издатель либо работает в соавторстве, либо вообще не лезет в то, что делать он не умеет

всё остальное, весь остальной текст уже - следствие одного элементарного факта
Ещё много интересного
19.03.2015, 11:36 — Евгений Еронин
Реакция на историю с обложкой Batgirl вскрыла большую проблему российской комикс-культуры.
20329 273
05.06.2015, 08:11 — Евгений Еронин
UPDATE: Вышел второй тизер!
20255 142
22.03.2015, 19:03 — Евгений Еронин
В конце недели произошло сразу два неприятных случая, в которых российские издатели комиксов показали себя не с лучшей стороны. Мы решили провести беспристрастную аналитику этих событий.
15504 103